Софийский собор г. Вологды
Вологодская епархия
Русская Православная Церковь
Московский патриархат
Кафедральный собор прав. Прокопия в Великом Устюге

Е п а р х и а л ь н а я    г а з е т а
Епархиальная газета

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР

АРХИВ

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

 

 

   

Молитвенник к Богу усердный

(Воспоминания о св. прав. Александре Баданине, священнике г. Вологды)
 


Окончание.
Начало в "Благовестнике" № 1-3, 4 - 6, 2006 г.

   - Купи Четьи-Минеи, - обычный совет всем, и о. Александр бывало не успокоится, пока собеседник не даст обещания купить Четьи-Минеи. В Вологде лавка Братства во имя Всемилостиваго Спаса торговала прекрасно Четьи-Минеями. Приходит при мне в лавку интеллигентная старушка, просит показать ей Четьи-Минеи: о. Александр непременно приказал купить их. Вынимают 12 толстых книг.
   - Да что я с ними делать буду, не прочитать их мне.
   Однако покупает, исполняя желание чтимого батюшки.
   О. Александр говорил, что наши предки воспитывались на житиях святых с самых юных лет. Оттого они отличались добродетелями и создали такое великое государство, как Россия. Ныне вера ослабевает, нравственность упала, пороки развиваются с удивительной быстротою, ослабел русский народ. Надо наводнить Четьи-Минеями русскую землю, особенно распространять в школах, пусть 12 книг будет в каждой школе, пусть все читают и дают читать. О. Александр настаивал, чтобы духовные дети его приобретали жития святых и жертвовали их. Некоторые, слушая наставления батюшки, отдавали десятую часть своих годовых приобретений на покупку житий святых и посылали их туда, куда указывал им о. Александр.
   - Нужно во множестве, - говорил о. Александр, - посылать Четьи-Минеи в Сибирь к переселенцам. Как они нужны, какую радость принесут им! Вот там зимняя вьюга, поселок снегом заметен. Собрались в хату мужички, выселившиеся из Волыни, Подолии, Полтавской, Пензенской губерний. Поговорят про родины свои. При завывании ветра тоска берет. И вот один из грамотных читает Четьи-Минеи. Слушают, предносятся пред ними образы святых мучеников, преподобных, чувствуют, что святые близки им, с ними на чужбине так же, как и в родных краях, поучаются, как жить, укрепляются в преданности Православию, а это так необходимо: ведь там, в Сибири сектанты рыщут, как волки, ища кого поглотить.
   Как-то я вошел в комнату о. Александра. Он неподвижно сидел на своем стуле, в руках его была книга, он углубился в себя. Душа отлетела в другой мир. Он ничего не видел кругом: мои шаги, мое приветствие он не слышал. Потом через несколько минут, как бы очнувшись, он светлым и каким-то особенным глубоким взором посмотрел на меня и сказал: "Неподражаемо".
   Он читал жития святых и размышлял по поводу чтения.
   - Дивная книга, чудесно составлена. Ведь св. муч. Орест, великомученица Варвара являлись св. Димитрию, чтобы исправить ошибки, готовые вкрасться в их жизнеописание.
   О. Александр мало ценил жития святых в переводе их на русский язык, он сам читал и другим советовал читать Четьи-Минеи на славянском языке, на языке составителя-святителя. Он говорил, что церковный язык сам по себе может произвести сильное впечатление на душу читателя.
   Какое сильное значение придавал о. Александр чтению Четьи-Минеи, можно судить по его усердию распространять их в народе, потому что с каждым посетителем он считал долгом говорить о житиях святых, наконец, по сохранившемуся в его рукописях письму тогдашнему обер-прокурору Святейшего Синода К. П. Победоносцеву, написанному им, как значится в копии его: "В незабвенный год за несколько времени до радостного для всей России знамения милости Божией к рабу своему, явленного в избавлении от смертной опасности, когда пуля злодея направилась в потолок, минуя драгоценной особы - верного сына Церкви Божией и друга народа". Приводим это письмо.
    "Дело великой важности. Дело вашего любимого детища - великого русского народа, этого необозримого моря христианских душ, руководимых вами к свету, и да поможет вам Всесильный Владыка мира совершить его во славу Божию.
   Россия читает и скоро будет читать вся. Невозвратимо важный исторический момент, переживаемый Россией. Как в жизни ребенка, первое, что видит и слышит он, имеет решающее влияние на всю его жизнь, так истово и в жизни многомиллионного народа. Что будет читать этот колоссальный младенец ныне, то он будет и в близком будущем. "Скажи, с кем ты знаком, и я скажу, кто ты". Но тут еще можно ошибиться. Вернее, что ты читаешь, что ты любишь читать, и я скажу, кто ты, и не только ты, но и друзья твои и не теперь только, но и в будущем, и далее каков род от тебя произойти имеет. История народов воочию доказывает эту правду.
   Бросьте всякие непщевания, будьте глухи ко всем разглагольствованиям об эстетическом и прочих развитиях. Даже о материальной пользе, все приложится, если единое на потребу живо в сердце народа. "Мне бы Божественнаго чего почитать", слышится еще от дельных и лучших из народа. Пока живо это в сердце народа, привейте к живому жизнерадостное чтение житий святых, Четьи-Миней, и непременно на церковном языке. И хотя бы целый сонм восстающих восстал против сего, ни на что не зрите, и ничтоже сумняся совершите это великое дело, которое будет светозарным венцом всех ваших дел. Последствия его в веках, перспектива в вечности до дня великого и просвещенного, награда - в Царстве Славы.
   О, искренний друг народа и сын Церкви, дайте эту желанную пищу народу! И пусть во всех его школах Четьи-Минеи на церковном языке будут настольными книгами и пусть невозбранно берут их дети в свои семьи, уходя на отдых. Хотя исподволь устраните те книги, которые хотя отчасти и полезны, но вредны тем, что разбивают цельность направления, расслабляют сосредоточенность внимания и драгоценную, паче видимой пользы, ценность коренного истинного православного миросозерцания. Дайте отпор этой хотя тихой, но опасной, замаскированной деморализации народа. Стойте истинным стражем у сердца народов, сердца народа русского. Не раздробляйте и своего внимания. Довольно славы и земного величия. Теперь время благоприятное и это время невозвратимо, оно уже не повторится никогда и будет иметь громадное и решающее влияние на всю будущую судьбу русского народа и царства. И вы еще в силе центре земной власти. Спешите же совершить, пока день... Бог хранит вашу жизнь. Вы знаете, чем возблагодарить Владыку живота, когда дети всего великого царства будут читать жития святых, когда труд великого святителя, которому он всю жизнь посвятил, будет переливаться истинно в тех словах и выражениях, как он вылился из святой души в сердца подрастающих поколений, то будьте уверены, что и сами вы будете радоваться и вся благомыслящая Православная Русь, и будет надломленное в воспитании великого народа исправляться, заживать и прирастать при помощи Божией к живому и родному месту.
   Нe раздробляйте цельности внимания вашего, хотя бы и с благими целями, по окраинам и за оными далее и внутри, но не в главное. Богом данные и благонадежные да действуют и там, при помощи Божией. Вы же всего себя отдайте сердцу и корню. Потекут здоровые соки по корню и сердцевине, поправится при помощи Божией и все великое дерево. Да даст Господь вам и земному Отцу народа православного разум св. воли Его. С болезнью сердца более четверти столетия ношу я в себе то, что от части высказал. Дописываю сие в епитрахили, приложившись к иконе Спаса Всемилостиваго; и за обеднями - при раскрытом антиминсе пред великой и страшной жертвой дума о сем стоит во мне".
   Придавая такое значение чтению Четьи-Минеи, о. Александр, естественно, всем приходившим к нему говорил о необходимости читать, покупать, распространять их, творя чрез это обильную духовную милостыню. Особенно советовал и просил о. Александр высылать в Сибирь переселенцам жития святых. Почитатели отправляли большими ящиками Четьи-Мииеи в г. Канск на имя настоятеля собора для раздачи переселенцам, множество школ имеют благодаря о. Александру драгоценные книги. Духовных детей своих, не обладающих значительными средствами, он заставлял покупать книги: "Жизнеописание Старца Серафима", описанное учеником его Иоасафом, "Киево-Печерский Патерик", особенно часто предлагал старец приобретать службу в неделю св. Пасхи. В чтении этих книг и теперь по благословению о. Александра духовные дети его находят утешение и подкрепление. Говаривал батюшка, что будущее России в Сибири. Посему он жаждал, чтобы жители Сибири воспитались на твердых основах веры, для сего должно быть там множество храмов, школ церковных, монастыри как центры духовного просвещения. Он мечтал о создании в скором времени монастыря на берегу р. Енисея, и мечты его было начали переходить в действительность... И умирал о. Александр с глубокою верою, что на правом берегу Енисея будет Лавра, которую он называл Енисейскою-Киево-Печерскою.

8. Дары прозрения
   Домик, где обитал о. Александр, был истинною врачебницею для болящих душевно и телесно: сколько ран душевных залечилось там, сколько людей избавилось от поработивших их страстей, - был училищем истинной жизни и веры, где многие, многие увидели правильный и ведущий к Царствию Божию путь, где приобретали то, что едино на потребу, - местом покаяния и утешения, слез и радости. Сколько людей уходило из келейки батюшки с легкою душею, бывшие в отчаянии - примиренными с жизнью, обновленными! Многие обращались за советами и молитвами к о. Александру письменно, даже издалека. Одна помещица Черниговской губернии, никогда не видавшая о, Александра, не предпринимала ничего без его заочного благословения. О. Александр в своих письмах ответы давал краткие, но сильные. Получившие письма батюшки, хранят их, как дорогое сокровище, перечитывая их в минуты скорбей и испытаний, черпая из них утешение и отраду.
   Без благословения о. Александра многими не предпринималось ничего: случалось в семейной жизни, что надо сына женить, детей в ученье отдавать - шли к батюшке за благословением; надо было ехать куда, начинать предприятие торговое, шли к нему за благословением; в монашество постригаться, в клир поступить - к нему за благословением, давать зарок вина не пить или обет какую жертву в храм Божий сделать - считали долгом получить его благословение - словом, случаи, по которым обращались к о. Александру, многоразличны, как разнообразна жизнь человеческая.
   Благословляя приходивших, о. Александр нередко возлагал руку на голову их, поднимал глаза к небу, крестил истово, произнося слова благословения с чувством, от полноты сердечной. Сердцем чувствовалась сила его благословения. Верили, что, если о. Александр охотно и с любовию благословит, то все исполнится и устроится хорошо. Вологжане видели, что о. Александр обладает даром прозорливости.
   П. О-н рассказывает: "Я жил с 1903 года в Вологде в услужении до 1908 года; в эти годы мне хотелось открыть свое предприятие. Сколько раз я обращался за благословением к о. Александру, но он как-то все отводил: то к другому батюшке за благословением пошлет, то скажет: "Я ничего не знаю". Но вот в 1908 году 1 мая я пришел с женой своей к о. Александру и просил у батюшки благословения на свое маленькое предприятие. Он радостно встал со своего кресла и сказал: "Благословит вас сам Господь". Мы начали рассказывать батюшке про свою прежнюю жизнь, но он перебил нас: "Бог вас благословит; больше ничего не говорите, идите с Богом, купите себе книжку о преп. Серафиме, на 84 странице прочитайте, как через упавшее дерево Господь показал чудо о. Серафиму". Вышли мы от о. Александра радостные, даже плакали от радости, купили мы книжку. Стали торговать и с первого дня очень хорошо. По словам батюшки, Господь показал чудо. Не прошло шести лет, а мы приобрели дом, торгуем благополучно, так, как никогда и ожидать не могли, и всегда благодарим батюшку за его совет и благословение".
   Но вот приходит к о. Александру мать с сыном, мещанка г. Вологды Власова. Она отправляла своего старшего сына в Петроград служить там и пришла с ним с просьбою благословить его на новую жизнь. О. Александр не благословлял намерения матери и говорил, что жить в столице молодым людям очень трудно.
   - Шел один юноша, - говорил батюшка, - прямой дорогой и упал незаметно в яму, и даже при помощи других не мог выйти из ямы. Увидела мать погибавшего сына, выскочила в окно, чтобы спасти сына.
   Через три года исполнилось сказанное батюшкой. Сын Власовой пропал без вести, и не было слухов о нем целых три месяца. Мать думала, что он или сам с собою покончил, или убит. В своем великом горе мать идет к о. Александру поделиться с ним своими думами. Батюшка сказал ей: "Молись ты о сыне, о его здоровье. Бог закрыл его, Он и откроет". И прибавил: "Когда сын вернется, то заставь его прочитать книгу о преп. Серафиме", Скоро после того сын вернулся и полюбил читать духовные книги.
   Когда сын Власовой поступил на место в Вологде, стали ему сватать невесту. Мать опять отправилась к о. Александру за советом. Батюшка не благословил жениться на этой невесте, не велел даже ехать смотреть ее, но сказал, чтобы сын женился на сироте. Значение слов о. Александра открылось: невеста, которую сватали Власову, через год умерла от горловой чахотки. Он женился на сироте и живет счастливо.
   Власова сообщает о своем другом сыне, младшем: когда он учился в 4 классе духовного училища, пред наступлением экзаменов он ходил за благословением к о. Александру. Батюшка сказал ему: "Ты не тужи, что останешься на второй год". Действительно, экзамены сошли для мальчика неудачно. Он был оставлен на второй год.
   Интересный случай прозорливости о. Александра рассказывает А. Пар-в. "Приехал ко мне брат моей жены из Петрограда повидаться с родными и на родине получить часть своей земли. Мы пошли с гостем к батюшке за благословением. Батюшка принял нас по обычаю радушно. Подали нам чай.
   Батюшка спрашивает: "Кто и откуда?". Я ответил: "Вологодский мещанин".
   - Вижу тебя, что из Вологды, а ты откуда? - спрашивает шурина.
   - Я вологодский, но живу в Питере уже 25 лет.
   - Ты торговец? - спрашивает батюшка.
   - Да, торгую, - отвечает шурин.
   - А почему у тебя живот такой большой?
   - Не знаю, - отвечает.
   - Не нужно колбасы есть в посты, - говорит батюшка.
   Нужно сказать, что шурин приехал 20 ноября и попросил мою жену купить ему колбасы, и покушал ее, как следует.
   - Нужно есть рыбу, - продолжает батюшка, - из медвежьего озера.
   - Не знаю, что это за рыба, - говорит шурин.
   - А ты-то знаешь? - обращается батюшка ко мне.
   - Рыжики и грибы, - отвечаю.
   - Вот человек в Питере живет, а этого не знает. Тебе надо самому и квашню месить, и дрова колоть, а сядешь завтракать - ешь рыжички, а рюмочки-то не выпивай, вот и будет живот поменьше, а то смотри, что это такое.
   - Вот у меня жена по рюмочке пьет, - говорит шурин.
   - Что твоя жена, она давно опустилась.
   И правду сказать, не видал ее батюшка, а прозорливый он, знает, что действительно, жена шурина плохого поведения.
   - Вот, - говорит о. Александр, - когда была у меня новорожденная дочь, я стряпал пироги, и один пирог, когда садил его в печку, упал прямо в золу, но я аккуратно поднял его на лопатку и посадил в печку, вышел превосходный пирог. А слыхал я от булочников, что, живши у хозяев, когда сажали булки в печь и роняли в золу, чтобы не видал хозяин, брали в горсть и бросали в грязное ведро, а потом в мусорную яму. У одного знакомого булочника мастер сжег постное масло с полведра и, чтобы утаить от хозяина, вылил в канаву.
   Когда брат стал просить у батюшки благословения переселиться ближе к родине, он сказал: "Нет, поезжай в Питер, там надо тебе кормить Петербургских ребятишек; когда будут месить, сам меси, пусть твой будет хлеб".
   Дорогой от батюшки шурин говорит, что он действительно поставляет хлеб ученикам одного училища в Петрограде. Много о. Александр говорил шурину, как надо месить, тесто делать. И лишь при уходе изумленный происходившим разговором шурин сообщил батюшке, что он булочник и занимается этим делом уже тридцать лет, и те грешки, о которых напоминал батюшка, часто за ним случались".
   Тот же Пар-ов рассказывает другой случай, в котором обнаружился дар прозрения о. Александра. "В 1905 или 6 году мой зять, рассорившись с женой, моей сестрой, куда-то ушел. Прошло трое суток. Встревоженная сестра хотела подать объявку о пропавшем муже, думая, что не жив уже он. Явившись в Вологду, пришла ко мне со своим горем. Я посоветовал ей побывать у о. Александра и пошел сам с нею. Встречая нас, батюшка говорит: "Заморозили вы меня. Зачем пришли"?
   Сестра отвечает: "Муж у меня ушел три дня и не знаю, куда".
   - Твой муж пошел... а ты его куда послала?
   - Мы разругались, - отвечает сестра, - и я его послала к нечистому.
   - Так вот куда ты его послала. А какой он у тебя умный, как я его люблю, - а батюшка ранее не видал ни сестры, ни мужа ее.
   - Батюшка, - говорит сестра, - я уже и объявку о муже приготовила.
   - Не надо, - возражает о. Александр.
   - Не знаю, жив ли, - говорит сестра.
   - Когда явится муж домой, пусть придет к Вознесению и у старосты попросит книги в переплете, мол, я его послал.
   Сестра вторично спрашивает: "Жив ли он"?
   Обидевшись, батюшка замечает: "Я не Бог, и ты у меня так не спрашивай, а когда придет домой твой муж, пошли его к Вознесению в церковь за книгами, как я тебе сказал".
   Вышли мы от батюшки. Добрались до квартиры, вдруг через полчаса стучатся в двери дети сестры и сообщают, что их отец нашелся, жив и здоров".
    "В один воскресный день пришел я, - рассказывает почитатель о. Александра Дуров, - к батюшке, вижу, на столе у него рассыпан табак, и я худо подумал о своем духовном отце. Подаю ему просфорку, что привык делать, посещая больного старца, а он и говорит: "Нет, не возьму: скверный я и уста мои в скверне", - т.е. сказал то, что в уме своем про него я подумал.
   В другой раз при моем посещении батюшки спрашивает он меня: "Ты читал про Иова многострадального?"
   - Читал, - отвечаю.
   - Еще прочитай, тебе надо читать, - и повторил это несколько раз.
   Скоро случилось то, чего я не ожидал. Посетили меня многие скорби - две пропажи из кассы, потом тяжелая болезнь жены и тещи и потеря дома".
   Казначей Спасо-Прилуцкого монастыря о. Геннадий однажды весьма был поражен советом о. Александра. 30 августа он ехал в Вологду, чтобы принести от себя и настоятеля приветствие о. Александру с днем его ангела.
   Дорогой он думал, что от о. Александра заедет на базар купить для себя полсотни яиц.
   Поздравил именинника. Поблагодарив о. Геннадия, батюшка говорит ему: "О. Геннадий, не советую тебе есть яйца, они вредны для твоего здоровья".
   Пораженный прозорливостью о. Александра, он оставил свое намерение ехать на базар.
   Монахиня Параскева передает случай прозорливости о. Александра из своей жизни. Пришла она раз к батюшке за благословением. Он истово благословил и говорит: "Параскева, надо бы нам с тобой скатать большие бахилы. А вот...", - и он показал на свои ноги, которые были обуты в большие серые катаники.
   - Куда же мне такие катаники носить, да еще серые, - возражаю я.
   - Вишь выдумала - серые, нам с тобой не галоши носить.
   Приняв благословение, я отправилась домой, а он провожает до прихожей и говорит: "Бахилы не забудь".
   Выхожу за дверь, а он еще кричит: "Бахилы не забудь". Я не поняла, о чем говорил о. Александр. Но когда вскоре после этого у меня заболели ноги, и мне пришлось, действительно, надеть бахилы, я тогда вспомнила о приказании прозорливого батюшки.
    "Однажды я была, - передает А. А-на Мар-ва, - у батюшки о. Александра со своей тетей Лихвой. Радостно глядя на нее, о. Александр говорит ей: "Лети, лети, моя белая ласточка, лети". Тетя в тот же год неожиданно, будучи 33 лет, скончалась в день своего ангела. Была она женщина благочестивая и добродетельная".
   В Ярославле жила большая благодетельница - А-ра Ивановна Черногорова, почитательница батюшки о. Александра, которому она посылала письма и посылки через Н. В. Кузнецова. В одно время о. Александр говорит Кузнецову: "Скажи матери Александре, что в верхнем этаже лучше жить, чем в нижнем, хотя ей хочется жить в нижнем". Всякий раз, как Кузнецов поедет в Ярославль, о. Александр заказывал ей сказать это.
   - Уж не умру ли я? - говорила на это Черногорова. Не прошло и месяца, она неожиданно заболела и через несколько часов скончалась.

9. Где источник дивного влияния пастырского?
Последние дни жизни батюшки, смерть и погребение
   Где источник того дара, дара прозорливости, который о. Александр получил от Господа на духовное благо людям, где основание того высокого настроения о. Александра, которое влекло к нему тысячи людей, основание для стяжания дара сильной молитвы и утешения, такого громадного, неотразимо сильного влияния на душу, что после бесед и советов о. Александра немощные исправлялись нравственно, перерождались? Где корень, из которого выросли ярко проявленные в жизни о. Александра добродетели - кротость, участие, любовь к братии без самосожаления, редкое бескорыстие, удивительное сочувствие к людям? Этот источник и корень - смирение и детское незлобие. При взгляде на о. Александра, при виде его поступков постоянно являлись в сознании эти слова Господа: "Если не будете, как дети, не можете войти в Царствие Небесное, таковых есть Царствие Небесное".
   Смирение, проявляемое им в учительстве, раскрывалось в о. Александре особенно во дни служения в священном сане, а наипаче во дни служения Церкви его как старца-утешителя. Батюшка боялся славы земнородных и завещал духовным детям своим избегать славы человеческой: "Горе вам, аще добре рекут о вас человецы, прежде ищите Царствия Божия и правды его, а остальное все приложится вам. Если вы получите за содеянное вами при помощи Божией добро, награду здесь, то лишитесь ея в будущем. Многие, говорил батюшка, здесь на земле не остерегаются и с радостью тщатся получить похвалу и бывают добродетельны ради только похвалы, посему и отправляются в путь горний без запаса, без времени истратят весь запас елея в жизни и с угасшими светильниками предстанут в сретение Жениху и лишены будут вечныя славы. Лучше добрые дела творить тайно, чтобы никто не видел, тако творящим Господь даст радость духовную и сея радости никтоже возмет от вас".
   О. Александр во всю жизнь тако и творил. От славы людской он всячески себя закрывал. Постоянный постник, питавшийся обычно горохом и редькой, и то в умеренном количестве, являл себя пред людьми чревоугодцем, неусыпный труженик - лентяем, постоянный трезвенник - винопийцем.
   Приходившим к нему за советами о. Александр весьма часто говорил: "Идите к своим пастырям: что я могу сказать? Ведь я куча навоза, а вы идете зачем-то ко мне, дураку. Когда надо вам спросить о чем-нибудь важном - подойдите после обедни к своему батюшке, когда выходит из алтаря, после приобщения он бывает прозорлив, - спросите у него и он скажет именно то, что нужно делать".
   Чтобы избежать славы человеческой и почитания, о. Александр никогда не снимался на карточке, несмотря на сильные просьбы почитателей, естественно желавших постоянно иметь у себя портрет любимого батюшки. Один из почитателей Д-в просил у батюшки позволения снять его на фотографическую карточку.
   - Нет, - говорит, - не позволю, а если ты снимешь меня без моего ведома (а у него это и было на уме), то, - говорит, - и дружба врозь. А если хочешь снимать, то сними свинью и напиши: "Александр Баданин".
   Перед смертью сознание своего недостоинства проявлялось у о. Александра в сильной степени. Приходящим он говорил: "Прости ты меня грешного, я за грехи страдаю 50 лет", - и из глаз батюшки лились при этом слезы. - Да, какой же я грешник, ведь таких нет на свете, как я пресвитер. Только надеюсь, что Господь многомилостлив и благоутробен и щедр, не хочет смерти грешнику, надеюсь, и меня помилует. Солнце, проходя места мрачные и скверные, освещает и согревает их: так и Бог, проходя наши несчастные навозные сердца, освещает и далее согревает их теплотою Духа Святаго, хотя бы мы были при последней минуте жизни земной.
   Смирение порождало умиление и источники слез.
   Детское незлобие и простота были удивительные. О. Александр не разделял людей на ранги, всех любил, всех готов был ласкать без разбора, наипаче людей грешных. Он всегда радовался по-детски и даже при этом подпрыгивал. Душа его была чиста. Это и давало ему возможность иметь близость к Богу, дерзновение в молитве, по которой люди получали искомое и испрашиваемое.
   Целых восемь лет о. Александр служил Церкви, не выходя никуда из своей маленькой комнатки; все это время он невыносимо страдал, но приходившие к нему не слыхали звука ропота или нетерпения; страдания свои он переносил стойко, так, что собеседникам могло казаться, что перед ними сидит человек здоровый. Так был батюшка жизнерадостен. А если бы кто взглянул на батюшкины ноги, то он содрогнулся бы в ужасе. На ногах были большие раны. Как-то чуть не силою сняли с ног его валенки, и оказалось, что раны загноились, появилась масса червей, которых пришлось снимать горстями. О. Александр от всех таил свои страдания, принимая их как милость Божию. С начала 1913 года болезнь его усилилась так, что близкие видели, что скоро он отойдет ко Господу, что, видно, угодна душа его Творцу и Зиждителю всяческих.
   Ранее, когда довольно сильно хворал батюшка и мог сидеть, к нему иногда не допускали народ. Но он имел такую любовь ко всем, такое сочувствие, готовность приласкать страждущих, что при виде останавливающихся у окошка его комнаты людей, с трудом поднимался и, несмотря на уговоры матушки своей, подходил к окошечку, благословлял и громко кричал свои советы жаждавшим их. Но в последние месяцы жизни, когда уже батюшка с постели не вставал, к одру его почти беспрепятственно допускались люди, чтобы получить последнее благословение и напутствие. Лежа с закрытыми глазами, в молитвенном настроении о. Александр приветливо взглядывал, знакомых узнавал, слабым голосом приветствовал и наставлял. У него просили молитв, когда он отойдет ко Господу; он говорил, что он грешен, но если будет иметь дерзновение пред Господом, то будет умолять о всех милосердие Божие. Всем знаемым просил передать его заочное благословение и простить его грешного.
 
 
Епископ Неофит
(Следников, †1919)

   В последнее время батюшка часто приобщался св. Христовых Тайн и соборовался. Недели за две до смерти он предсказал день своей кончины. Он говорил, считая по пальцам дни, что ко Господу отойдет 10 марта, а совсем его на земле не будет, конечно по телу, во вторник. И все знали предска-зание о себе о. Александра. По случаю имеющего быть в Вологде исключительного, еще никогда в жизни Вологодской епархии не бывшего, торжества хиротонии во епископа, которая должна быть совершена над архимандритом Вологодского Спасо-Прилуцкого монастыря Неофитом 10 марта, в Вологду съехались отовсюду из сел и городов Ярославской, Костромской, Новгородской губерний, соседних с Вологодской, множество народа, в том числе и духовных детей и почитателей о. Александра. Знали и чувствовали, что часы старца на грешной земле уже сочтены.
   Действительно, в 6 часов вечера, когда, по-церковному, начался 10-й день марта, о. Александр тихо скончался. Народ потек к одру, на котором лежал дорогой всем батюшка, молитвенник, утешитель и благодетель. Маленькая квартирка и день и ночь наполнена была народом, целыми толпами стояли люди около дома, где лежал он на смертном одре, и на дворе и на улице, ведущей к этому маленькому домику, так много говорившему сердцу народному. Пелись почитавшим о. Александра духовенством непрестанно панихиды. На подсвечниках горели пучки свечей, принесенных народом. Дивно хорошо чувствовалось у тела о. Александра. Всякий верил, что батюшка теперь, освобожденный от темницы тела, имеет дерзновенную молитву за всех, просивших его молитв. Там же в комнатке при чтении Евангелия, при пении панихид лились тихие слезы из глаз почитателей, неслись искренние мольбы о вселении души доброго пастыря в селениях праведных.
   Во вторник 12 марта, как сказал покойный, что его "совсем здесь не будет", совершено было погребение тела его. Отпевание тела происходило в кафедральном Воскресенском соборе, где находится чудотворный образ Царицы Небесной, Радости всех скорбящих, где начиналось священническое служение о. Александра. Знаменательно, что друзьям и почитателям батюшки хотелось, чтобы о нем совершена была пред отпеванием литургия полная - заупокойная. Между тем, был пост, и по уставу во вторник можно было совершить лишь преждеосвященную обедню. Но ввиду состоявшейся хиротонии во епископа над учеником о. Александра святители решили, положенную обычаем новопоставленному совершить первую литургию полную на другой день после хиротонии, отложить до вторника. Так что, в день погребения епископом Неофитом при участии более 10 священников, преимущественно учеников покойного, была совершена литургия Иоанна Златоустого. Собор был полон народа. От жары и духоты гасли свечи. Отпевание тела о. Александра совершено было Вологодским святителем Александром вместе с преосвященными: Антонием Вельским и Неофитом Измаильским, при участии множества священников - и городских, и сельских, прибывших отдать последний долг почившему сопастырю и истинному учителю, каким должен быть пастырь, воодушевляющий на усердную деятельность во спасение душ человеческих.
   При отпевании о. Александра речей не говорилось, потому что батюшка убедительно просил своих друзей не допустить, чтобы при гробе его произносились речи. Чтобы разрешить недоумение, могущее явиться у многих по поводу молчания у гроба истинного пастыря, новопоставленный епископ перед началом отпевания сказал предстоящим: "Наше сердце требует выразить словами у гроба нашего учителя, утешителя, молитвенника всю тяжесть утраты, которую мы понесли в лице лежащего во гробе, воспроизвести жизнь его, его советы и наставления, дабы крепче запечатлеть их в своем сердце и памяти, но долг повиноваться приказанию о. Александра не говорить речей при гробе его - заставляет наложить на уста молчание.
   В этом завещании проявилось величайшее его смирение, которому он ныне и учит нас. Унесем же от гроба его этот последний урок нашего батюшки, будем всегда помнить его, воспитывать в себе и являть во все дни жизни нашей христоподражательное смирение".
   Долго-долго продолжался трогательный чин отпевания. Потом последнее целование.
   При звоне колоколов обнесли вокруг Софийского кафедрального собора гроб с останками дорогого батюшки, и шествие направилось к Горбачевскому кладбищу. Площадь и улица буквально были запружены народом. Гроб был уже далеко, не видно было начала шествия, а народ, бывший в хвосте шествия, шел еще у стен соборных. Провожавших были тысячи.
   Около 4-х часов, пред самым благовестом к вечерне, опустили гроб с останками о. Александра в могилу рядом с могилой любимой дочки Вари и духовного друга Федорушки. Скоро появился могильный холм и крест на нем, а затем послышались и поминальные песнопения. Пошел народ молиться к этой дорогой ему могилке, а вместе с верою в силу молитв о. Александра поведать ему, как живому, о скорбях своих.
   Интересен рассказ К. Папурина, относящийся ко дням смерти и погребения о. Александра. "За два года до смерти батюшка стал просить у меня лошади и в знак верности моего согласия просил у меня руки.
   - Мы поедем, - говорит, - с тобой в Саров на твоей лошади, поставим четыре колышка и покроем рогожкой, я буду сидеть, а ты сзади пойдешь. Приедем туда, теплинку зажжем, чаек будем пить, подъедет к нам купец с Архангельской улицы.
   Слова батюшки сбылись. Когда он скончался, его матушка послала, чтобы я приехал на моей лошади для разных услуг. Припомнились батюшкины слова. Приехал я на моей лошади, исполнил все нужные заказы. В день погребения лошадь моя была послана для матушки. Приезжаем мы с погребения на поминки в квартиру о. Александра, сажусь я пить чай, смотрю, против меня сидит купец с Архангельской улицы Коньков. Вспомнились слова, сказанные батюшкой два года назад, и полились у меня слезы из глаз".
   Почитатели о. Александра имеют вещи, принадлежавшие ему, и хранят их как святыню. Некоторые по своей вере в молитвы батюшки получают помощь от них. Е. А. Дуров передает, что его жена выпросила у матушки платок после покойного батюшки. "Был случай, что жена моя сильно заболела, я ухаживал за нею до трех часов ночи. Она ни на минуту не умолкала и кричала от боли. Я не знал, что предпринять; дома один, послать за священником и доктором некого, самому идти - нельзя оставить беспомощную больную. Заплакал я и вспомнил про батюшкин платок, помочил его св.водой и положил жене на сердце. С этой минуты не слышал от нее ни одного стона. Она как будто умерла, а на утро встала совершенно здоровой. У меня самого как-то сильно заболело горло, обвил я его на ночь платком о. Александра, и горло перестало болеть. Еще. Пришла к нам инокиня Аполлинария, поведала, что она очень болеет бессонницей, страдает уже полтора месяца, дошла до изнеможения. Я советовал ей помолиться об о. Александре и просить его молитв. Когда она ложилась спать, помочил я ей голову св.водой и на голову положил платок батюшки. Больная хорошо спала всю ночь, также и другую".
   Знающие о. Александра приходят к его могилке в надежде получить помощь его по св. молитвам, веруя, что он имеет дерзновение молиться пред Господом. И по вере получают помощь...
   На могиле батюшки поставлен его почитателями памятник, могилка обнесена железной решеткой, пред иконой на памятнике горит неугасимая лампадка.
   Неугасимо горит тихий огонек на могиле о. Александра. Верим, горячо верим, что пред Господом неугасимо горит дух его в теплой молитве за Церковь Православную, за Русь святую - страдалицу, которую он на земле так сильно любил, за присных своих, за страждущих братии и за всех людей.



Молитва
святому праведному
Александру Вологодскому


   О святый угодниче Божий Александре! Подвигом добрым подвизався на земли, восприял еси на небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже взирающее на святый твой образ, радуемся о преславнем скончании ительства твоего и чтем святую память твою. Ты же, предстоя престолу Божию, прими моления наша и ко всемилостивому Богу принеси, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством твоим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славящее Единаго во святых своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и во веки веков.
   Аминь.


Тропарь, глас 4
Яко к Богу молитвенник усердный/
и Духа Святаго стяжателю предивный,/
христоподражательного смирения и кротости учителю/
и веры твердыя насадителю,/
Вологодский целебниче/
и к Богу усердный подвижниче,/
образ благодатныя духовныя жизни показал еси/
и дивный прозорливец явился еси,/
отче Александре блаженне,/
моли Всеблагаго Бога/
спастися душам нашим.

Кондак, глас 8
Вышния красоты желая, земная блага оставил еси,/
во юродство претворился волею,/
мира сего красная отнюд возненавидел еси/
и добре Богу угодил еси;/
сего ради от Него чудесы прославися,/
всякие человеческие недуги и язи душ исцеляюще./
Сего ради твою память чтуще светло празднуем,/
отче Александре блаженне,/
вознеси наша воздыхания ко Владыке мира,/
мир всем испроси и душам нашим велию милость.
 

Спасо-Прилуцкий монастырь Паломническая служба Вологодской епархии Сайт расположен на сервере Россия Православная

Web-мастер
Адрес редакции: 160001, Россия , Вологда, Торговая площадь, 8,
архиерейское Покровское подворье, редакция газеты "Благовестник".
2005 г. Вологодская епархия Русской Православно Церкви (Московский патриархат).
в защиту жизни