Софийский собор г. Вологды
Вологодская епархия
Русская Православная Церковь
Московский патриархат
Кафедральный собор прав. Прокопия в Великом Устюге

Е п а р х и а л ь н а я    г а з е т а
Епархиальная газета

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР

АРХИВ

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

 

 

   

Певчие хотят петь только то, что красиво

 

   Елена Язикова - певчая храма святого праведного Лазаря в Вологде. В этом году окончила отделение регентов-псаломщиков ВПДУ. В течение последнего года является регентом хора певчих храма в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" в женской колонии г. Вологды.

    - Елена, как ты очутилась там , в колонии?
   - Предложил отец Александр Лебедев, он настоятель храма в колонии. Отказываться я не стала - решила: значит, так надо. Восприняла это как волю Божию.
    - Не было ли каких-то внутренних сомнений, страхов?
   - Была неуверенность в своих силах: я только окончила училище, прихожу в хор после такого сильного регента, как Мария Алексеевна Лебедева. После такого регента не то, что они у меня, - я у них иногда чему-то учусь: слова выговаривать четко, остановки и ударения правильно ставить. На нашей первой спевке они, видимо, почувствовали мою неуверенность, может, было видно, что я испугалась чего-то, что-то у меня не получалось. И потом они, певчие, подошли ко мне, причем отдельно одна от другой и говорят: "Елена Викторовна, Вы так не расстраивайтесь. Все будет хорошо. Мы не будем Вас огорчать". И хотя после этого бывали иногда небольшие непонимания, сейчас они стараются меня не расстраивать вообще.
    - А в чем заключается деятельность регента тюремного храма?
   - Провожу спевки хора, последнее время приходят петь новые девушки - с ними приходится все учить с самых азов. Некоторые из них никогда еще не пели, для них - отдельные занятия. Кто не может петь - приходят учиться читать на клиросе.
    - Каковы были первые впечатления от знакомства с хором, храмом, колонией?
   - Здесь, в храме, такое ощущение - как на воле. Это если в окно не смотреть. А как посмотришь - страшно, неприятно.
    - А люди, которых ты там встречаешь, какое впечатление производят? Есть ли разница между человеком, которого ты встречаешь на плацу - среднестатистическим осужденным, и тем же самым осужденным, которого ты встречаешь в храме колонии?
   - Лица у них разные, в храме у людей глаза другие - открытые, готовые к общению. А вне храма они закрытые, задерганные, как ежики - колючие все.
    - Ты имеешь опыт пения и на обычном клиросе, и на тюремном, руководила и тем и другим хором. Есть ли что-нибудь общее в клирошанах по одну и другую сторону колючей проволоки.
   - И к тем и к другим нужно относиться нежно, учитывать их мнение, сильно ругать нельзя, потому что и те и другие - натуры тонкие, артисты, могут просто развернуться и уйти.
    - А разница между клиросом свободным и колонийским есть?
   - Разница в том, что на воле певчим труднее собраться на спевки, у всех дела, все спешат, а здесь режим, здесь все четко, и у колонийских певчих, может быть, даже больше времени есть для того, чтобы заниматься.
    - Каким образом ты подбираешь репертуар для своих певчих?
   - Главное - чтобы мы могли осилить произведения: подбираю небольшие, не на четыре голоса. На данный момент мы только две партии можем твердо осилить. Кроме того, моим певчим надо, чтобы песнопение было красиво, иначе они и учить его не будут.
    - А что они считают красивым?
   - Для них это должна быть мелодичная музыка, почему-то в основном нравятся грустные произведения.
    - Говорят, что, попав в тюрьму, человек постепенно деградирует, теряет свои дарования, тупеет. Можно ли сказать, что тюрьма подавляет творческие способности человека?
   - Я бы так не сказала. Все зависит от самого человека. Есть люди, которые сознательно стараются этого не допустить. Любой, кто видел, например, спектакль, который поставили осужденные на день колонии, не усомнился бы в творческих способностях находящихся здесь людей.
    - Чтение, пение, участие в клиросной практике оказывает ли влияние на самих клирошан?
   - Да, конечно. Даже в повседневной жизни в своих отрядах им, я думаю, приходится держать марку - ведь о них знают, что они ходят в храм. Нужно и самим стараться не ударить в грязь лицом, и не навлечь нареканий на храм, на веру. Кроме того, мы ведь поем песнопения, которые взывают к душе человеческой, и это не проходит бесследно для певчих. Иногда я за одной певчей замечаю, что она крестится во время пения, я думаю, - молится, насколько это вообще можно видеть по глазам.
    - Не тяжело ли тебе бывает общаться со "спецконтингентом"?
   - Нет, мне с ними совсем не тяжело. Даже наоборот. Бывает, подходишь к колонии - настроение плохое, да тут еще эти стены, проволоки, а потом мы поговорим, попоем - и все, выхожу на волю уже в совершенно другом настроении. Они все разные, все старше меня, но все они очень уважительно относятся ко мне. Иногда рассказывают обстоятельства, по которым сюда попали, хотя сама я ни о чем не расспрашиваю. Рассказывают о своих детях, показывают фотографии, иногда плачут.
    - А есть то, чему можно было бы поучиться у них?
   - Отношению к своим жизненным обстоятельствам. Многие из них воспринимают свое заключение как нечто должное: раз делов наделала, нагрешила - значит, надо пострадать. Некоторые говорят, что с помощью заключения Господь избавил их от каких-то еще больших бед.
    - Скажи, как относятся окружающие к тому, что ты ходишь в тюрьму и там поешь?
   - Обычно следует многозначительная пауза, а потом спрашивают: а как тебя туда пропускают?.. Замечательна была реакция одной женщины, которая, узнав, что я хожу в тюрьму, сказала: "Я тоже хочу туда, хочу помогать".

 

Спасо-Прилуцкий монастырь Паломническая служба Вологодской епархии Сайт расположен на сервере Россия Православная

Web-мастер
Адрес редакции: 160001, Россия , Вологда, Торговая площадь, 8,
архиерейское Покровское подворье, редакция газеты "Благовестник".
2005 г. Вологодская епархия Русской Православно Церкви (Московский патриархат).
в защиту жизни