Софийский собор г. Вологды
Вологодская епархия
Русская Православная Церковь
Московский патриархат
Кафедральный собор прав. Прокопия в Великом Устюге

Е п а р х и а л ь н а я    г а з е т а
Епархиальная газета

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР

АРХИВ

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

 

 

   

ЧИСТАЯ НОТА

 
 

   Прошло пять лет со дня смерти протоиерея отца Василия Павлова. Те, кому дорога память о нем, собрались в доброжелательной атмосфере центра "Северная Фиваида".

   В зале сидели владыка Максимилиан и смотрительницы Покровского храма, где отец Василий настоятельствовал, профессор Камкин и певчие хора, батюшкой собранного, священники, сотрудники духовного училища и многие другие. Вечер вел ректор духовного училища иерей Алексий Сорокин. Владыка Максимилиан сказал, что отец Василий был человеком очень скромным; будучи высокообразованным, он не выставлял напоказ своих знаний, стараясь не смутить, не поставить другого в неловкое положение, у него не было потребности возвышаться над людьми. Но когда возникала необходимость, подсказывали интересы дела, отец Василий брался за самые трудные участки церковной работы и делал это замечательно, прикладывая все свои дарования.
   Профессор Александр Васильевич Камкин вспоминал, что когда отца Василия не стало, то проявилось, как много он на себе нес. Большой приход, епархиальная газета, училище и многое-многое другое, удивительно, как это было под силу одному человеку. Но то, что им начато, не осталось в забвении, а продолжается его преемниками и друзьями.
   Вспоминали, смотрели фотографии, слушали пение хора, снова вспоминали. Пили чай, по традиции, с конфетами "Вася-василек", и вновь кто-то брал слово, чтобы сказать о батюшке, вспомнить присущую ему черту или просто неподражаемую шутку.
   Как много значит личность человека, как она уникальна. И судьба батюшки удивительна - музыка, преподавание в консерватории, любовь и уважение коллег, учеников, благоустроенная, размеренная жизнь. И вдруг переезд с семьей из Астрахани в далекий северный город, бытовая неустроенность, многие трудности. И начинается новая жизнь, почти с нуля. Почему? Наверное, потому, что человек услышал внутри себя новую музыку, музыку небесных сфер, и становится в таких случаях человек, как говорил о себе святитель Игнатий Брянчанинов, "невольник сердца". Затем принятие священного сана и в нем беззаветное служение ближним, чтобы услышало как можно больше людей эту чудную музыку горнего мира.
   А студенты консерватории так были привязаны к отцу Василию, что еще долго приезжали в Вологду за советом и консультацией. К занятиям они готовились, как рассказывает матушка Ольга Гавриловна, в "Доме быта", потому что там было фортепиано.
   Почему к нему так тянулись люди, почему его все любили? Хотелось вслушаться, угадать это, особенно сейчас, когда в наше прохладное время мы удовлетворяемся поверхностными отношениями, ослабляются связи между людьми. Потому, наверное, что он себя на людей тратил. Да, это легко произнести и трудно совершать, но важно понять для себя: мы начинаем жить лишь тогда, когда научаемся отдавать. И доказательство тому - эта его жизнь после ухода, эта память о нем.
   Отец Василий не только нес серьезные церковные послушания, он умел видеть каждого человека в отдельности, замечал, кто в каком настроении, с какими думами. Он был деликатным, по-настоящему интеллигентным; нарекание, если было возможно, заменял шуткой. Но бывал и строг, и наказывал, хотя и прощения не стеснялся просить, если чувствовал себя виноватым, ради мира на приходе. Певчие хора, им собранного и лелеемого, обмирали от страха, боясь огорчить батюшку оплошностью, фальшивой нотой, страшась не того, что попадет, а того, что испортят ему Литургию. Регент Анна Павловна Бурдина вспоминала, что батюшка любил всех одинаково без исключения, но каждого по-своему.
   Так было много сказано в этот вечер, что всего не напишешь (о батюшке надо писать книги, а не эти скудные строки). Как будто оживало перед глазами то дивное время - самое начало возрождения церковной жизни, когда каждый нес в храм, что мог: иконы, вазочки, рушники, лишь бы любимая церковь хорошела, каждый прикладывал свои силы, и приход, во главе с отцом настоятелем, напоминал дружную семью. Может быть, самое важное - этого не потерять, не растратить?
   Когда говорили об отце Василии, не было впечатления, что речь идет об отсутствующем. Было чувство живого присутствия, прикосновения к личности; ведь личность никуда не исчезает, не уничтожается, в вечности она только раскрывается. Было ощущение удивительной теплоты, тяготения к батюшке, а через него и друг к другу. Поэтому уходить не хотелось, все сидел бы и слушал, слушал. А когда поздним вечером все же надо было расставаться, и мы, последние, спускались с крылечка, то увидели над нашими головами, над уютным гостеприимным домом "Северной Фиваиды" широкой дугой, как покровом, в небе простиралась радуга. За весь этот пасмурный дождливый день сквозь тучи не пробилось ни одного лучика солнца, и вдруг - радуга. Одна любознательная женщина даже нарочно посмотрела в перекидном календаре: солнце уже зашло, ее быть не должно, а она... есть. Знамение завета. Завета вечного "между Богом и между всякою душою живою" (Быт. 9, 16). А мы даже почти не удивились и, не спеша, пошли по домам.

Ольга Чистова
 

Спасо-Прилуцкий монастырь Паломническая служба Вологодской епархии Сайт расположен на сервере Россия Православная

Web-мастер
Адрес редакции: 160001, Россия , Вологда, Торговая площадь, 8,
архиерейское Покровское подворье, редакция газеты "Благовестник".
2005 г. Вологодская епархия Русской Православно Церкви (Московский патриархат).
Иконописная мастерская EIKONOS.RU