Софийский собор г. Вологды
Вологодская епархия
Русская Православная Церковь
Московский патриархат
Кафедральный собор прав. Прокопия в Великом Устюге

Е п а р х и а л ь н а я    г а з е т а
Епархиальная газета

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР

АРХИВ

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

 

 

   

Это целая духовная планета!
Беседа с писателем и издателем А.Н. Стрижевым

   В московском издательстве "Паломник" выходит семитомное полное собрание творений святителя Игнатия (Брянчанинова). Как уже сообщал "Благовестник", в Вологду приезжал известный русский писатель, издатель и исследователь Александр Николаевич Стрижев, который в духовно-просветительском центре "Северная Фиваида" представил вологодской православной и научной общественности составленное им собрание творений великого церковного писателя, уроженца Вологодчины святителя Игнатия. Предлагаем читателям беседу с Александром Николаевичем.

   - Александр Николаевич, творения святителя Игнатия издавали уже много раз. Это в советские времена его книги были редкостью неописуемой, и для нас, вологжан, счастьем было, что в нашей областной библиотеке сохранились - в прекрасном, кстати, состоянии - эти черные томики первого собрания творений епископа Игнатия. Я помню, с каким трепетом душевным брал их в руки... Спасибо нашим библиотекарям, что они их бережно донесли до нашего времени!
   Но со времени канонизации святителя Игнатия в 1988 году - сколько уже было изданий! Отдельных книжек и брошюр - тех просто не перечислить; но ведь и собрание сочинений выпущено не одно. Согласитесь, издательское дело - это еще и коммерция, кроме просветительских целей. Не боялись, что ваш семитомник, что называется, не пойдет?

   - Вы знаете, мы выпустили каждый том 10-тысячным тиражом, а первый том уже заказали допечатать еще тем же тиражом. Расходятся книги, и это радует. Конечно, прежде всего, здесь заслуга святителя Игнатия, не наша. Как читающая Россия любит святителя Игнатия! Знаете, он ведь был величайшей величиной, в духовном мире ему не было равных в XIX веке. Никто не оставил таких целокупных произведений. Творения святителя Игнатия по-новому раскрыли святоотеческое учение, он сумел проникнуть в сердцевину этого учения, в самую суть его - и по-новому передать его нам, людям другого времени.
   Хочу еще сказать о литературных достоинствах творений святителя. Он стилист несравненный - можно только восхищаться, как он конструирует фразу, какая лексика богатая... Это трепетное перо - и притом уверенное перо!
   Скажу как человек, всю жизнь занимающийся литературой, - такое сочетание редко. Чаще встречается трепетное, но неуверенное перо, а тут - никакой неуверенности.
   - Наверное, прежде чем решиться на новое издание - после предыдущих - нужно было все хорошенько продумать...
   - Прежде всего - нужно было выработать филологическую позицию - как давать, как переводить со старой орфографии на новую... Нужно было авторское своеобразие не сгладить, чтобы не подумали, что мы редактируем святителя - упаси Господь! Я во вступительной статье даю изложение нашей позиции: мы старались не утратить малейшие нюансы письма, даже пунктуации, а она во многом факультативна.
   - Но ведь бережностью к текстам отличались и предыдущие издания - все они основаны на первом издании, основной корпус которого был подготовлен и выверен самим святителем...
   - Приступая к изданию, мы решил: полнота должна быть исчерпывающей! На моем верстаке - кипы рукописей из различных архивов. Везде, где был святитель, - а это и Москва, и Санкт-Петербург, и Ставрополь, и Вологда, конечно, - везде остались материалы, многие не опубликованы. Мы собирали и деловую переписку, разные записки - всё, что говорит о круге общения святителя Игнатия, о его связях. В каждом томе нашего собрания творений святителя Игнатия приблизительно 300 страниц новых текстов, которые либо не были раньше опубликованы вообще, либо печатались в отрывках.
   - А как вы думаете, понятны будут все эти документы простому читателю? Ведь редкий из нас досконально знает историю девятнадцатого века, чтобы понять, кто были эти люди, кому писал святитель Игнатий, с какими событиями в жизни России их общение связано...
   - Справочный аппарат у нашего издания очень солидный. Архивные работники проводили разыскания, их комментарии поясняют и все упоминаемые в текстах имена, и исторические реалии.
   Понимаю ваш вопрос - сейчас, к сожалению, переиздают много, но чаще всего - без подробных комментариев. Порой читаешь такую публикацию, и только расстраиваешься - непонятно, о чем там говорится. Чрезвычайно нужны подробные комментарии, чтобы постараться полнее понять мысль святителя, его жизнь, обстановку, в которой он творил.
   - Круг общения у него был гигантский, как мы знаем из его жития...
   - Причем какие это были люди - гордость России! В молодые годы он был вхож в литературный кружок Оленина, тогдашнего президента Академии художеств и дальнего родственника Брянчаниновых. Молодой человек сидел рядом с великим баснописцем Иваном Андреевичем Крыловым, с замечательным переводчиком Николаем Ивановичем Гнедичем...
   - Мы-то вспомним Гнедича разве что по классическому переводу гомеровской Илиады, но ведь он был и поэт интересный.
   - Николай Иванович был очень умным человеком. Это он, кстати, сказал Дмитрию Брянчанинову, который в те годы учился в Инженерном училище, что печататься надо после 40 лет. Раньше публиковать свои творения не советовал. Наверное, Гнедич не только ему мог так сказать, но другие, возможно, воспринимали эти слова как чудачество старого поэта, а вот святитель Игнатий понял совет правильно. И действительно, стал предлагать свои творения в печать только после сорока. Пересматривал все, что писал раньше, выверял по Святым отцам.
   Святитель Игнатий, конечно, не только с Гнедичем был знаком. Среди тех, с кем он переписывался, был, например, Андрей Николаевич Муравьев, - писатель чрезвычайно интересный.
   - Вологжанам это имя особенно дорого - ведь это он назвал наш край Северной Фиваидой...
   - Он назвал, а наше издательство "Паломник" книгу "Русская Фиваида на Севере" издало несколько лет назад, иллюстрировали неплохо, по-моему...
   - Помню, предваряет книгу биографический очерк, Вами, Александр Николаевич, написанный, - и очень точно, на мой взгляд. С уважением - но, как говорится, без излишнего елея, вполне объективно. Это и вообще, мне кажется, главной чертой многих сторон Вашей работы - писательской, издательской, исследовательской. Точность и объективность - при постоянной доброжелательности. Хочется хотя бы упомянуть замечательную, на мой взгляд, Вашу статью "Чего не изрекал преподобный Серафим", в которой Вы затронули очень важную проблему, рассуждая о достоверности многих пророчеств и высказываний, приписываемых саровскому старцу. Чего ему только сейчас не вкладывают в уста, причем эта традиция не в наши дни зародилась... И нужна была, мне кажется, немалая смелость, чтобы в юбилейный для великого русского святого год говорить о преподобном Серафиме с позиций объективности - научной и церковной.
   - Давайте мы все же вернемся к Муравьеву. Он первый из светских писателей стал писать на духовные темы и выпустил книгу "Путешествие ко святым местам в 1830 году". Вы знаете, такой спрос на нее был большой! Люди всех сословий - и купцы, и работный люд, и аристократы - с большим рвением стали читать. При жизни Андрея Николаевича книга выдержала десять изданий. Пушкин написал на нее восторженную рецензию.
   Я вам по секрету скажу, полного собрания Пушкина до сих пор нет. То, что называют таковым, полным не является! Александр Сергеевич, например, написал житие Иоанна Кущника - оно не опубликовано. Ведь он переложил "Отче наш" стихами, у него произведения на евангельские сюжеты есть, и вообще Пушкин - совсем не такой, каким его представляли атеисты. Они старались приблизить его к себе, упирая на некоторые его произведения...
   - Житие Иоанна Кущника не публиковали, а произведения, коробящие человека церковного, во все собрания сочинений влючались с 1937 года - до революции их не печатали никогда. И не только потому, что церковная цензура запрещала...
   - До сих не доказано, что такие вещи принадлежат перу Пушкина. И вот, опираясь на недоказанное, атеисты пытались его отторгнуть от нашего сердца. Но - от нас отнять нельзя то, что нам принадежит! То, что на уровне клетки нашей, никто от нас отнять не сможет. Поэтому мы всегда будем отвоевывать свои позиции, будем всегда вместе и думать, и творить и продолжать нашу русскую жизнь.
   - Как Вы думаете, Александр Николаевич, почему же такую злобу вызывает просто признание того, что русская классическая литература многому обязана Православию, нашей Матери-Церкви? Не оттого ли, что великая наша литература потому и велика, что питается из благодатного источника Истины Христовой? Вот и тщатся враги России. враги Православия лишить нас доступа к этому источнику - ну, не нас, так детей наших... А значит, в чем-то подорвать устоио нашего народа.
   - Несомненно. Мне кажется, что Отечество наше держится на культуре, укорененной в культе. Потому что та культура, которая в культе не укоренена, является антикультурой. Все современные беснования - абстракционизм, который выдают за живопись, какофония, которую выдают за музыку - это всё оттуда, от антикультуры.
   Наша культура - это культура сердца, она не от рассудка голого идет, а от вдохновения.
   - Вы полагаете, что истинная литература - литература православная?
   - Конечно. Но надо иметь в виду - православная литература - это не та, где через каждую строчку "Господи, помилуй!" Первый признак православности - это нравственность. Нравственная литература - она и есть православная. Возьмем такого русского писателя, как Тургенев. Он был теплохладным к Православию, но у него есть замечательные православные рассказы - "Живые мощи", например.
   - Наверное, святитель Игнатий это прекрасно понимал - ведь у него был абсолютный художественный вкус. И об этом говорят не только многие его творения, написанные безупречно с точки зрения самого взыскательного литературного критика, но и то, что он был близок ко многими видными деятелями культуры и искусства того времени...
   - Святитель Игнатий переписывался с композитором Глинкой, с художником Брюлловым, духовно наставлял их - и привлекал к работе для Свято-Троицкой Сергиевой пустыни под Санкт-Петербургом, настоятелем которой был много лет. Он считал, что к труду для Церкви нужно привлекать самых лучших, самых авторитетных, самых талантливых людей. Глинка по его просьбе делал аранжировки для церковного хора; Брюллов писал картины на евангельские сюжеты. Поглядите - сколько храмов у нас в руинах лежало. А как только стало можно возрождать храмы, народ берется - и церковь опять как невеста стоит! Разве это не диво! В 1963 году я был в Спасо-Прилуцком монастыре, и он тогда выглядел очень неважно. А сегодня я так порадовался, когда побывал в нем.
   Думаю, связь духовного начала и человеческой деятельности, которая соответствует духовному началу, - это и есть тот идеал жизни, к которому нас звал святитель Игнатий, другие великие подвижники Божии.
   По-моему, XXI век станет веком малой церкви. Очень многие люди могут быть размагничены, вообще могут, так сказать, потерять человеческий облик... Но останется малое стадо, которое будет все больше и больше ценить ценности духовные и свое духовное прошлое. И возвысится в сознании народном значение таких великих мест на карте, как Покровское, Оптина пустынь, Николо-Бабаевский монастырь... Любое место, освященное великим именем, будет притягивать людей для спасительного паломничества!
   - У нас, в Северной Фиваиде, много мест для паломничества, но среди них, мне кажется, выделяется Покровское, связанное с именем святителя Игнатия. Очень хорошо, что там восстанавливаются храм, усадьба...
   - Конечно, это место должно быть благоустроено, благоукрашено - и оно должно стать духовным центром. Я слышал, что так и будет, - думаю, святитель был бы очень этим доволен.

    Имя Александра Стрижева многим из нас знакомо по заметкам о жизни природы, которые во множестве публиковались в очень популярном в советские времена журнале "Наука и жизнь", в различных газетах, в том числе и самой главной - "Правде". Небольшие, конкретные заметки эти были очень точны. Верилось, что если этот человек пишет о чем-то - так оно и есть на самом деле.
   Много лет назад Александр Николаевич прошел пешком всю Вологодчину; вместе с писателем Валерием Дементьевым, уроженцем Кубеноозерья, он дважды обошел вокруг Кубенского озера. Сын Валерия Васильевича Вадим Дементьев - известный публицист и критик, автор замечательных краеведческих исследований о наших краях, секретарь Союза писателей России, говорил о А.Н.Стрижове:
   - Александр Николаевич - многогранный человек, он в любых условиях мог оставаться самим собой...
   Это удается ему, наверное, потому, что быть самим собой для него - значит быть человеком верующим, церковным, быть горячим просветителем. А таким людям помогает Господь.

Андрей Сальников

 

Спасо-Прилуцкий монастырь Паломническая служба Вологодской епархии Сайт расположен на сервере Россия Православная

Web-мастер
Адрес редакции: 160001, Россия , Вологда, Торговая площадь, 8,
архиерейское Покровское подворье, редакция газеты "Благовестник".
2005 г. Вологодская епархия Русской Православно Церкви (Московский патриархат).