Софийский собор г. Вологды
Вологодская епархия
Русская Православная Церковь
Московский патриархат
Кафедральный собор прав. Прокопия в Великом Устюге

Е п а р х и а л ь н а я    г а з е т а
Епархиальная газета

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР

АРХИВ

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

 

   

Молитвенник к Богу усердный
(Воспоминания о св. прав. Александре Баданине,
священнике г. Вологды)

  Предисловие
   Предлагаемая вниманию читателей книга о святом праведном вологодском священнике отце Александре Баданине (1843-1913) является переизданием небольшой брошюры, вышедшей в типографии Троице-Сергиевой лавры через три года после его кончины.
   Непосредственное участие в публикации единственного жизнеописания святого праведного Александра принял архиепископ Никон (Рождественский) (1851-1918) - духовный писатель, ревностно оберегавший Православие, пламеневший искренней любовью к России, Государю, человек высокой духовной жизни. Его "Житие преподобного Сергия Радонежского" и поныне считается одним из лучших творений о великом русском святом. Имея значительный опыт административного и духовно-просветительского служения, архиепископ Никон счел необходимым напечатать книгу о скромном вологодском священнике. Чем же мог быть обусловлен выбор опытного книгоиздателя, духовным чутьем знавшего, что есть "едино на потребу" простому человеку?
   Отчасти ответ на вопрос кроется в личном общении Высокопреосвященнейшего Никона с отцом Александром Баданиным. Годы служения Владыки на Вологодской кафедре (1906-1912) приходились на время высшей степени расцвета духовных даров отца Александра (молитвенности, прозорливости, старческого окормления, утешения). Вологодский архиерей прочувствовал подлинное дыхание благодати Божией в жизни доброго пастыря и не преминул издать после его блаженной кончины глубоко назидательное жизнеописание для укрепления в вере простого православного народа, искавшего примеры живой святости и простоты христианской жизни.
   Книга "Молитвенник к Богу усердный" в немалой мере способствовала распространению известности о благодатной помощи свыше по молитвам отца Александра Баданина. Его могилка не была забыта даже в самые тяжелые времена гонений на Православную Церковь. Известно, что в 30-е годы XX века на месте погребения праведного иерея Божия, искренне, с коленопреклонением молились вологодские архипастыри. К праведнику с просьбами о помощи и укреплении духа ходили люди и в годы военных испытаний. Кто знает, может быть, по молитвенному ходатайству святого праведного Александра в октябре 1945 года возродилась замершая в конце 30-х годов богослужебная жизнь в храме святого Лазаря Четверодневного, близ которого был погребен отец Александр на старинном Горбачевском кладбище. Вероятно, не без его молитвенной защиты сохранилось и само кладбище, получившее свое название от "горбатого" холма, спускающегося к живописному берегу реки Вологды.
   Укрепление веры, благодатная помощь, чудеса, исцеления, не оскудевающие до сих пор - все это способствовало прославлению Александра в лике местночтимых святых Вологодской епархии, которое состоялось в 2000 году. Дни памяти святого - 9 (22) февраля (день прославления) и 10 (23) марта (день преставления) - торжественно отмечаются как в Лазаревском храме, так и в Духовном училище, где он преподавал в свое время. Образ жизни и служения Богу отца Александра является добрым примером для будущих пастырей.
   Переиздание жизнеописания праведного Александра Баданина, которое теперь является житием святого, призвано напомнить современному человеку о необходимости христианского подвига, а значит, должно укрепить веру всех нас. Надеемся, книга поможет понять, что не формальное исполнение обрядов, а искренняя молитва и сокрушение сердца может привлечь к нам милость Божию, и молитвами святого праведного Александра мы обретем подлинную живую веру во Христа - твердое основание и нашей жизни, и процветания нашего Отечества.

Ректор ВПДУ, настоятель храма
святого праведного Лазаря Четверодневного
иерей Алексий СОРОКИН


   В русской литературе, особенно в последнее время, очень мало встречается светлых типов православного духовенства; преобладают типы карикатурные, изображаются отсталость, малокультурность пастырей, их нравственные недостатки. Газеты, подхватывая большей частью непроверенные печатные случаи из жизни духовенства, глумятся над всем пастырством. Врагам Церкви весьма важно подорвать в пастве доверие и уважение к своим духовным отцам и руководителям, чтобы потом оторвать ее от Церкви, которая есть столп и утверждение истины; отвлечь от источника истины, чтобы народ пил "мутную воду из гнилой лужи", по выражению одного святого отца. Кто будет отрицать, что есть пастыри недостойные, что среди духовенства можно наблюдать отрицательные черты? Пастыри - люди, облеченные плотью, и так как они подобны граду, который не может укрыться, стоя наверху горы, то недостатки их бросаются в глаза всем. Но несправедливо замалчивать и о подвигах духовенства, о его самоотверженной деятельности для спасения душ человеческих; нельзя проходить мимо громадного большинства русских пастырей, совершающих свое великое дело. Сколько есть в духовенстве невидимых героев, пастырей-подвижников! Святитель Феофан говорит: "Мы видим плывущую щепку в ручейке, но не видим золота, которое лежит на дне его". Подойдите ближе к нашему духовенству, снимите черные очки пристрастного предрасположения, присмотритесь к нему чистым взором своих духовных очей, к его настроению, и вы увидите в русском духовенстве много драгоценных жемчужин - истинных пастырей-подвижников и по городам, особенно же по селам нашей необъятной Руси. Вы преклонитесь перед их подвигом, перед их нравственным величием, часто при нищем их положении внешнем. Они дают народу именно то, в чем он особенно нуждается, что ему дороже всего. Они свято исполняют свой великий долг.
   Со светлым внутренним обликом одного из таковых пастырей, с его подвигом и деятельностью на духовное благо ближних мы намерены познакомить читателей в настоящем очерке. Пастырь этот - о. Александр Баданин, он подвизался в Вологде, окончив свое земное странствование 10 (23) марта 1913 года.
   Невзрачный, болезненный, он был известен всем гражданам Вологды за исключением разве равнодушных к религии, известен всей губернии и даже далеко за ее пределами. Он совершал дело возрождения врачевания душ человеческих, имел дар молитвы и утешения. Эти духовные дары, приобретенные долгим подвигом, - его необычайное смирение, детская простота с оттенком юродства, его удивительная радостная любовь ко всем. Готовность послужить и помочь всем без разбора влекли к нему массы людей и интеллигентных, и простых. Храм, где он служил, был всегда полон народа. Последние 8 лет, прикованный болезнью к своему стулу, он служил Церкви Божией, не выходя из квартиры, как старец не жалел для народа последних сил, принимал всех, молился, утешал, наставлял...
  

 I. Детские годы о. Александра. Его училищная служба.
   О. Александр Баданин родился в 1846 оду в г. Никольске Вологодской губернии, находящемся вдали от губернского города, от железных дорог. И теперь Никольский уезд отличается патриархальным бытом своих жителей. Такая простота и патриархальность чувствовалась в городе, особенно среди духовенства в детские годы жизни о. Александра. Родитель его был диакон Сретенского собора г. Никольска, доживший до глубокой старости. По отзывам знавших его, диакон Николай Баданин отличался набожностью, смирением и удивительной простотой; равно благочестива и проста была и мать о. Александра. В такой семье воспитался он.
   В благочестии сынок подражал родителям, рос мальчиком религиозным. Как-то однажды я заговорил с о. Александром о Дуниловской пустыни по поводу возникшего ходатайства о восстановлении тут женского монастыря. Дуниловская пустынь находится в 30 верстах от родины о. Александра, г. Никольска. Когда-то там был мужской монастырь, но при Екатерине II был закрыт. Место удивительно живописное, прославленное явлением милости Царицы Небесной через ее чудотворную икону Казанскую, в детские годы и всегда, когда о. Александр бывал на родине, влекло его к себе. При воспоминании о Дуниловской пустыни лицо о. Александра озарялось светлой улыбкой, и он открылся, что мальчиком часто ходил туда, за 30 верст, бывал там по три дня один: так было хорошо, после службы все лежал в прилегающем к пустыни лесу и благодушествовал, не хотелось ни есть, ни пить, ни домой идти.
   Первою школою для о. Александра был клирос его родного храма, где он становился во время богослужения со своим отцом, затем учился он в духовном училище и в Вологодской духовной семинарии, курс которой окончил с званием студента в 1868 году. По окончании образования началась служба Александра Николаевича в духовных училищах сначала в качестве преподавателя Солигаличского (Костромской губ.), Вологодского и Тотемского духовных училищ, затем помощника смотрителя Тотемского духовного училища и учителя приготовительного класса Вологодского духовного училища.
   Я помню о. Александра с 10 лет, когда привезен был учиться в Вологду в духовное училище. Он был тогда учителем приготовительного класса и невольно обращал внимание на себя всех, отличаясь от других преподавателей своим видом. Всегда он носил свою порыжевшую от времени шинель, зимой и в осеннее и весеннее время постоянно закутывался шарфом, в классе раздевался, но по окончании уроков одевал опять свою шинель и по коридору в учительскую комнату шел, одевшись. Дело преподавания Александр Николаевич вел усердно и умело, детей очень любил. Я слушал его уроки Закона Божия во втором классе (в 3 отделении). Ученики занимались хорошо, Александр Николаевич любил слушать хорошие ответы и поощрял прилежных учеников. Когда он рассказывал события из земной жизни Спасителя, то вдохновлялся, умилялся и невольно затрагивал сердца учеников. Как-то, помнится, он говорил: "Я вчера читал творения св. Димитрия Ростовского, там написано, что Господа Иисуса Христа никогда не видали смеющимся, но весьма часто видели плачущим", - и начинал рассказывать эти случаи. Находились в классе невоспитанные ученики, озорники. Они нередко издевались над благочестивым, смиренным, из ряда других выходящим учителем. Однажды, чтобы посмеяться и раздражить Александра Николаевича, они перед приходом в его класс на учительский стол положили мышеловку, палки, тряпки. Входит Александр Николаевич в класс, читается молитва; как ни в чем не бывало учитель подходит к столу, складывает с удивительным смирением и терпением, не говоря ни слова, все вещи на пол и начинает заниматься. Когда бывало Александр Николаевич проходил в класс мимо длинных, полуразрушенных парт, озорники больно ударяли по ногам его досками, он не старался дознавать, кто это делал, и все прощал. Таким незлобием он приводил к сознанию и раскаянию озорников. В жизни все, кто учился у о. Александра, вспоминают его тепло и жалеют, что мало слушали его уроки и его речи.
   В посещении классов Александр Николаевич был весьма исполнителен; приходил в класс заниматься сразу после звонка. Бывало преподаватели старались задержать его в учительской комнате на 10 минут, но напрасно: одни только останавливали его - просили спеть какое-нибудь песнопение церковное, особенно любимое им: "Чистую славно почтим". Он становился пред иконою и с умилением пел, и так задушевно и хорошо, что все замолкали и с удовольствием слушали пение своего коллеги, который, исполнив песнопение, спешил в класс.
   Еще можно было остановить Александра Николаевича просьбой прочитать слово св. Иоанна Златоуста на св. Пасху "Аще кто благочестив и боголюбив"..., которое прочитывал он в три с половиной минуты. Любил он исполнять запевы на праздник Сретения Господня.
   К этому училищному периоду жизни о. Александра можно приобщить следующий случай, на первый взгляд, не очень значительный, но имеющий свой глубокий смысл. Приходит раз Александр Николаевич в свой приготовительный класс в пальто, шарфе и с шапкой в руках. На полу валяются куски хлеба. Прочитали молитву.
   - Не хорошо, детки, не хорошо так обращаться с хлебом, - вдруг раздается тихий проникновенный голос душевного учителя, - ведь это дар Божий. Ну, вам не надо, соберите для птичек. И, наклонившись, он пособрал в карманы своего пальто все эти куски. И долго потом ребятишки таскали к своему учителю кусочки и корочки птичкам Божиим. И он, улыбаясь, клал их в свои карманы.

   2. Посвящение во священника к кафедральному собору
   В дни святительства в Вологде преосвященного Израиля, в 1983 году, Александр Николаевич был рукоположен во священника с назначением его к кафедральному собору на четвертое место. Можно понять, какою радостью исполнено было сердце о. Александра по получении благодати священства, излившейся в его чистую душу. Можно понять, с каким трепетом и восторгом он, молитвенник в миру, предстоял теперь трапезе Господней.
   О. Александр не похож был на других священников. Он казался странным, постоянно погружен был в свою духовную жизнь. Замечались за ним и случаи юродства. Верующим народом о. Александр был понят правильно. Народ сердцем почувствовал, кто это, почувствовал, что в душе этого странного, с мирской точки зрения, батюшки таится великое сокровище - глубокая вера, что он своею молитвою близок к Богу. И народ потянулся к нему на службу. Когда о. Александр служил молебны перед чудотворным образом Царицы Небесной, из уст его неслись вопли, просьбы к Матери Божией, как бы тут пред ним стоящей, и его вера невольно передавалась всем присутствующим, которые проникались молитвой священника и получали истинное утешение.
   Сохранившиеся после о. Александра проповеди, составленные во дни служения в кафедральном соборе, обнаруживают в нем богослова и знатока внутренней, духовной жизни человека. О. Александр много молился, много читал, много думал.
   Болел сердцем о. Александр о грехах и недостатках людских, болел о неустройствах жизни церковной; никому не говорил он о скорбях своих, кроме как разве одному Богу.
   Однажды в Вологду по делам службы приехал тогдашний обер-прокурор Св. Синода К.П. Победоносцев. По своему обыкновению, встав рано утром, он отправился ходить по городу, посетил церкви во время служения ранней литургии. Около Рыбнорядского моста сановника встретил о. Александр Баданин и вступил с ним в разговор; о. Александр говорил горячо и долго, говорил искренно, не страшась за слова правды, говорил и о непорядках церковной жизни, указывал недостатки во взглядах и действиях самого Победоносцева. После беседы, встретившись с преосвященным, обер-прокурор сообщил ему содержание своего разговора и просил о. Александра не наказывать. Но все-таки батюшка был наказан - на две недели послан в монастырь на богомолье.

   3. У церкви Вознесения.
   О. Александр получает известность
   как пастырь, обладающий даром молитвы.
   Его поучения и советы.

   О. Александр показался священником для собора неподходящим и был переведен в феврале 1891 г. к Вознесенской г. Вологды церкви. Назначение о. Александра к храму Вознесения было ударом для семьи его, состоящей кроме жены из трех дочерей. Вознесенский храм прихода не имел, доходы священнические настолько тогда были малы, что жена о. Александра не без основания говорила мужу: "Мы с тобой на этом доходе с голоду пропадем". Действительно, например, в октябре месяце о. Александру у Вознесения досталось из кружки 3 руб. 70 коп. Вышел он из храма, одна бедная женщина попросила у него подаяния, батюшка отдал все, что получил, сказав: "Не стоит такую малость домой нести". Но не так думал о. Александр. Всегда покорный Промыслу Божию, он и в новом назначении своем увидел волю Божию благую, совершенную.
   Впоследствии, уже по выходе за штат, в задушевной беседе с пастырями о. Александр рассказывал историю про одного батюшку, разумея самого себя, но по своему великому смирению не называя по имени. "Одному батюшке, - рассказывал он, - дали очень бедный приход, матушка плакала и говорила, что на этом приходе мы с голоду умрем, батюшка успокаивал ее. Стал он усердно служить, старался прочувствовать слова молитв и возгласов, проникаться чувством и смыслом читаемого. Его чувство стало передаваться богомольцам, которые стали молиться вместе с ним усердно. И народ пошел к его службам, полюбил его храм и батюшку, понес ему и от щедрот своих; доход прихода стал лучше других".
   Народ стал посещать Вознесенский храм. О. Александр служил ежедневно, и всегда в храме было достаточно богомольцев. В каждую пятницу совершал он позднюю литургию. Вологжане и жители разных деревень наполняли храм. После обедни служился молебен Животворящему Кресту и читался акафист Страстям Христовым, а в воскресенье, после ранней литургии, о. Александр служил молебен перед образом Божией Матери Троеручицы, который он особенно чтил. По окончании богослужения богомольцы просили батюшку служить частные молебны. И он отправлял молебны каждому святому, который в тот день воспоминался, и служил панихиды, поминая всех, имена коих записаны были в поминаниях. О. Александру поздно приходилось выходить из церкви, но он и не торопился, ибо так любил храм и так любил молиться, что если было бы возможно, он тут оставался бы всегда. Кончалась служба, в храме никого не было, а он долго молился в алтаре, прикладывался ко всем иконам в храме.
   С усердием о. Александр поучал в церкви собиравшийся народ. Он не читал по тетрадке, не говорил составленных по форме проповедей, он поучал богомольцев экспромтом. В простых словах он раскрывал глубокие истины христианские, прибегал часто к притчам и сравнениям для выяснения умозрений. Проповедовал о. Александр обычно тогда, когда народ прикладывался ко кресту, и замечательно, подходившие ко кресту в этот момент слышали именно то, что им особенно было потребно в эту минуту, слышали ответы на волновавшие их вопросы и уходили утешенными. Но не всем приятны были проповеди батюшки, как передает старица Н.Н., кто-то даже жаловался на него епископу Алексию, что о. Александр своими проповедями пугает народ. Епископ потребовал к себе батюшку и выговаривал ему, зачем он пугает народ, приказав написать все, что он говорит в своих проповедях. Тогда о. Александр написал большую проповедь, где он подробно изложил все, чему поучает. Батюшка представил эту проповедь владыке, который благодарил за нее о. Александра и велел чаще читать в церкви эту проповедь.
   Господь за смирение и благочестие даровал о. Александру дар видеть мысли и намерения людей, с верою приходивших к нему как к молитвеннику, Богу угодному.
   Н.В. Кузнецов рассказывает, что однажды он пришел в церковь Вознесения с целью испросить у батюшки благословения ехать в Москву из Вологды для приискания места вопреки желанию родителей. "Подхожу по окончании службы ко кресту. О. Александр, покачав головой и смотря на меня в упор, дважды резко, как он имел обыкновение говорить, повторил: "Напрасно, не советовал бы". После того, как я приложился, он и еще уже громко на всю церковь сказал: "Напрасно, не советовал бы". Я все-таки в Москву уехал искать место, которое мне было уже обещано. Целые три месяца я напрасно прожил в Москве в ожидании места, которое обещали, но не дали. Живя без всяких средств, я в эти месяцы претерпел много лишений и скорбей, вспоминал сказанные мне о. Александром слова: "Не советовал бы". Наконец решился обратиться к нему письменно, прося его св. молитв. Прошло несколько дней. Вижу во сне о. Александра, он подошел ко мне, взял меня за правое плечо и говорит: "Что, поступил на место?" Я ответил: "Нет, батюшка, помолитесь за меня". На это батюшка сказал: "Знаешь, что написано в Евангелии: просите и дано будет, стучите и отворят вам", После этих слов я проснулся и отправился в церковь св. муч. Трифона к ранней обедне; после молебна я пошел к тому лицу, которое обещало мне место, и, к счастью, таковое нашлось для меня. Прослужил я год, сделал некоторые сбережения, но случился пожар в моей квартире и уничтожил все мои пожитки. Невольно поверишь прозорливости о. Александра.
   В другой раз я пришел в Вознесенскую церковь с намерением пригласить о. Александра к себе на квартиру с иконою Троеручицы Божией Матери. По окончании службы о. Александр выходит из алтаря и говорит: "Вот некоторые думают приглашать меня в свои дома с иконою. Я идти отказываюсь, ни к одному прихожанину с иконой я не хожу". После такого заявления я, конечно, не решился просить его к себе".
   О. Александр видел мысли людей. Горяча и действенна была молитва о. Александра. Получаемые от нее утешение и ощутительная помощь влекли к нему массы людей: простых и интеллигентных. Счастливыми считают себя те отцы диаконы, которым Господь привел служить с ним пред св. престолом. Они многому могли научиться у о. Александра и самому главному для священнослужителя - как надо молиться. Они видели, как озарялось лицо о. Александра во время служения литургии, они чувствовали, как благоговейный трепет служащего передавался им. Они испытывали чувства священного восторга. Дивную картину представляла Воскресенская церковь во время служения о. Александром молебна пред иконой Троеручицы Божией Матери. С какоюверою народ хотел быть помазанным св. елеем от рук своего молитвенника. И по вере своей во множестве получал милость Божию и исцеление от своих недугов. "Я страдал зубной болью, - рассказывает Н.В. Кузнецов, - пользовавший меня врач сказал мне, что положение мое опасно, что болезнь зубов может отразиться на мозгах. Я пошел в Вознесенскую церковь просить молитв о. Александра. После обедни церковный сторож предупредил богомольцев, чтобы они выходили из храма, так как молебнов батюшка служить не будет. Я упал духом, но вот отверзаются царские врата и выходит из алтаря о. Александр, держа в руках Св. Евангелие.
   - Кому, - спрашивает он, - служить молебен? Я говорю: "Отслужите, батюшка, молебен св. Антипе священномученику". Не зная ранее, как меня зовут, он говорит: "Так это ты и есть болящий-то Николай?" Я ответил утвердительно. Тогда о. Александр открыл какую-то книгу и, припав к этой книге пред иконою Божией Матери "Троеручицы", пробыл в таком положении минут пять, потом приподнялся, приложился к иконе, взял от лампады масла, помазал себе лоб и велел мне сделать то же. Затем, припавши опять, начал молиться и опять помазал маслом от лампады себе чело и мне велел сделать то же. Наконец, повел меня к иконе Божией Матери "Всех Скорбящих радость" и, тоже помолившись, помазал себя елеем из лампады, прочитал Богородичное Евангелие после отпуста дал мне приложиться ко кресту, отпустив меня с миром. Я почувствовал полное прекращение зубной боли, которая потом никогда ко мне не возвращалась. Такова была сила молитв о. Александра".
   Был и такой случай, как передает прот. Н. А-в. О. Александр просил одного священника поминать его родителей, а тот в свою очередь своих родителей, но священник забыл просьбу о. Александра, и когда они встретились через два месяца, то о. Александр обличил его.
   Во время богослужения растроганные молитвой о. Александра, молитвой горячей и искренней, приходившие в храм Вознесения богомольцы потребностью своего сердца считали открыть ему совесть свою, открыть то, в чем они никому не каялись и, не стесняясь других богомольцев, спрашивали о том, что их особенно мучило. Вот священник У. Грязнов приходит к о. Александру после богослужения и с чувством благоговения к нему, теплому молитвеннику, хочет принять благословение. О. Александр братски обнимает и целует; священник рассказывает свои приходские скорби, сообщает о тяготе души своей при виде бесчувствия прихожан, нежелания их повиноваться его голосу, о противодействии его добрым начинаниям. О. Александр трогательно утешает его, советуя не унывать, надеяться, что благодать Божия может переродить прихожан духовно, убеждает молиться Богу горячее за себя и за паству свою. "Пусть не будет у тебя сомнений: если из тысячи один человек послушает, слава Богу, одна душа спасена, а каждая душа дороже всего мира. Купи, батюшка, Четьи-Минеи 12 книг, читай и давай читать прихожанам и увидишь, как будут люди исправляться и утешать тебя своими добрыми делами".
   Подходит к о. Александру Кадниковский купец Ре-в со своим горем: дети его не слушают и обижают. Батюшка говорит: "Надо их учить было".
   - Да я их учил - в гимназиях они воспитывались у меня.
   О. Александр возражает: "Да не то надо было, вот когда они такие бывают, - он указал на трехлетнее дитя, - то нужно их в храм водить, читать им жития святых, рассказывать, как Господь ради нашего спасения приходил на землю и пострадал за нас, как жили преподобные и праведные. Когда родители внушают детям доброе и спасительное, то у них является навык ко всему доброму и любовь к чтению духовному". Купец с горечью говорит: "Я не учил детей ничему худому". А батюшка говорит: "Враг не дремлет; когда он видит, что нива пуста, то спешит засеять ее тернием и сорными травами; родители, спешите в детских сердцах сеять доброе семя тогда, когда вы думаете о детях, что они не понимают; нива сердца их уже готова для посева. Хорошо украшать комнаты св. иконами и духовными картинами и иметь больше книг святых, как зовет духовные книги простой народ. Лучше ничего не иметь, чем иметь соблазнительные книги и картины; если в доме таковые есть, надо их сжечь, как отрезают гнилой член, чтобы не заразились от него здоровые".
   - Я сожгу, батюшка, романы и соблазнительные картины, - говорит купец.
   Нужно только не нарушить мира, - продолжает батюшка, - для этого держаться постепенности, худое заменять хорошим и вытеснить его совсем. А о детях, отбившихся от рук, надо непременно молиться Богу, чтобы Он их вразумил.
   Многие приходили к о. Александру с семейными нуждами и невзгодами. В храме плачет женщина. Идя по церкви по своему обыкновению после службы с крестом, чтобы дать возможность приложиться к нему и нищим, всегда стоящим сзади церкви, о. Александр заметил плачущую женщину.
   - О чем, - спрашивает, - плачешь?
   - От снохи житья нет, - отвечает она, помолись, батюшка.
   - Припади ты, - говорит он, - к Царице Небесной, в грехах своих покайся да помощи попроси, а сама-то со снохой живи мирно, уступай ей, вся деревня завидовать будет, что вы так хорошо зажили.
   А вот молодая женщина жалуется на злую свекровь, ее о. Александр увещевает уважать старуху, снисходить ей: "И она тебя полюбит и сменится горе на радость".
   О. Александр учил не словом только, но и делом. Раз в пасхальную неделю он стоял с крестом, к которому прикладывались богомольцы. В числе других подходит женщина, обезображенная болезнью, без носа, народ гнушается ею, отстраняется от нее. Когда женщина приложилась ко кресту, о. Александр говорит ей: "Христос Воскресе!" и целует ее в уста трижды. Все были изумлены, получив такой полный урок, а больная заплакала от неожиданной радости.

   4. Сила молитвы
   Вологодский батюшка Н. К-в считает о. Александра Баданина своим истинным благодетелем. "В самую раннюю пору жизни меня, - передает он, - постигло страшное испытание. Устроился я, снискал расположение своих прихожан, стал работать на духовное благо своей паствы, как разразилось надо мной несчастье, настиг меня страшный удар. Умерла у меня жена, еле достигнув 25 лет, оставив трех малолетних детей. Не высказать всей глубины моего горя; я был близок к отчаянию. Я чувствовал физически, что это непосильное бремя гнетет меня и придавливает к земле. Впереди предстоял мне скорбный путь существования с малыми детьми. Ни в чем положительно не находил я себе утешения. Слова участия даже близких людей не достигали своей цели. И вот однажды, когда я чувствовал себя ужасно тяжело, изнемогал от скорби, должно быть, Ангел-Хранитель вложил мне мысль: иди к о. Александру. Его я иногда ранее посещал и пользовался его любовию и расположением. Пришел я в Вознесенскую церковь, где о. Александр закончил служением литургию. Долго-долго после того он оставался в алтаре и, выглянув в северную дверь на мгновение, снова скрылся в глубине его. Наконец, выйдя оттуда к поджидавшим его богомольцам и проходя мимо меня, заметил: "Знаю, что тебе нужно". Те же слова повторил он еще два раза, проходя мимо меня. Потом, остановившись предо мною, говорит: "Иди ко мне в дом". Повинуясь его велению, я отправился в его квартиру. Прошло довольно долгое время, приходит и он домой. Не поздоровавшись со мною, он начинает нервно ходить по комнате, потирая свои иззябшие руки. Заговори он со мною по-обыкновенному, начни утешать обычными словами утешения и сочувствия - уверен, что не достиг бы своей цели. Но о. Александр поступил не так. Пройдя несколько раз взад и вперед, он останавливается перед портретом приснопамятного о. Иоанна Кронштадтского, висевшим на стене, и поизносит: "Господи, вот человек, который ради Бога оставил семейную жизнь, оставил жену ради служения Богу и ближнему. Сам оставил по доброму желанию, и Господь во всем помогает ему. Когда же Господь по воле Своей отнимает друга жизни, то Он еще более заботится о том человеке, дает ему крепость и силу, значит, считает достаточно сильным и могущим вынести эту тяжесть. Он подкрепляет его Своею благодатию". Поверите ли, говорит о. Н., что с каждым словом о. Александра я всем существом чувствовал, что с меня сваливается моя тяжесть, и я ушел от него домой обновленным, укрепленным душой и телом и совершенно успокоенным. И разумел я тогда, какую благодатную силу утешения скорбящих даровал Господь Своему верному служителю о. Александру".
Господь внимал молитве Своего верного раба.
   Вологжанин Александр Парменов рассказывает, что жена его приютила одну женщину с трехлетней девочкой, не видевшей на один глаз, жена посоветовала женщине сходить к о. Александру в церковь Вознесения. О. Александр велел женщине приходить ежедневно в храм в продолжении двух недель и заметил: "У твоей девочки есть глаз". Нужно сказать, что у нее в действительности от рождения глаза не видно было - была лишь одна ямка, все это видели. Посему женщина возразила ему на это. Но о. Александр настаивал, что глаз у девочки есть: "Ты только усердно молись Богу". Женщина исполнила повеление батюшки, приходила с девочкой к Вознесению. О. Александр после службы выносил из алтаря святой воды и помазывал ребенку глаз. В один вечер семья пила чай, была тут и женщина с ребенком. Парменов видит, что глаз у девочки немного открылся, посмотрели все и заметили, что это действительно правда. Велели матери закрыть здоровый глаз девочки и дать ей сахару, девочка увидела кусочек сахару и с того времени стала видеть и на тот глаз, вместо которого была только ямка. Такова была сила молитвы о. Александра, плод его глубокой веры.
   Нельзя не упомянуть об одном случае, который говорит о том, что Господь по молитвам о. Александра, любившего всех истинно-христианской любовию, всем благожелавшего, оказывал благодеяние людям, избавляя их от бед и напастей. У о. Александра был родственник, занимавший место, доставлявшее ему достаточно средств для существования. Постепенно он втянулся в пьянство, и страсть эта возобладала им с такой силой, что из человека порядочного и зажиточного он дошел до совершенной нищеты. Если когда случалось достать ему копейку, он неизменно нес ее в кабак. Опускаясь все ниже и ниже, он дошел до такой степени, что не имел ни крова, ни пищи, ни одежды порядочной. Он сделался представителем бродячей Руси. Однажды на Пасхальной неделе приходит он в Вологду и направляется в Вознесенскую церковь с мыслью - попросить у о. Александра несколько копеек. Батюшка еще не выходил из храма. Заметив шедшего в храм своего родственника, он подходит к нему, христосуется и дает ему пасхальное яйцо. Тот без внимания всунул яйцо в свою сумку и тотчас же забыл о нем. Прошло после того три месяца. Бедняга странствовал по Русской земле. На этот раз было у него полбутылки водки. Утомившись, он сел на пригорок, вынул склянку с водкой, хлебнул из горлышка горькой влаги и, обшарив свой мешок в поисках какой-нибудь закуски, находит забытое яйцо, данное в храме о. Александром. Он очищает его и к великому своему удивлению находит его совершенно свежим, как бы только испеченным, ест его и засыпает тут же, где сидел. Проснувшись, не чувствует ни малейшего расположения к оставшейся водке. С омерзением отбрасывает в сторону бутылку с пагубным напитком и бодро шагает вперед. С этого момента совершилось полное его перерождение: водка опротивела ему настолько, что даже случайное воспоминание о ней вызывает у него чувство тошноты. Теперь он занимает приличное место и радуется казавшемуся невозможным исправлению, которое приписывает силе о. Александра.
   Одно лето в Вологде было очень дождливое, пропадало все на полях и в огородах. Служили везде молебны о ведре, дождь не переставал. Е. А-ч Д-в рассказывает, что он с женой пришел во время этого ненастья в храм Вознесения в воскресный день. После обедни батюшка выходит из алтаря и просит всех усердно молиться, да даст Господь погоду благоприятную, да просияет сквозь тучи солнце. Запел он молебен, встав на колени, и народ с ним, в это время лучи солнца осветили храм. У присутствующих в храме невольно из глаз брызнули слезы.
   Рассказывает вологжанка А.Б.: "Вследствие неосторожности во время хозяйственных забот у меня сильно заболел палец. Сначала появилась кровь, потом палец стал пухнуть. От невыносимой боли я нигде не находила себе места. Вскоре опухоль распространилась по всему телу. Доктора советовали отрезать палец ввиду начавшейся гангрены. Я отказалась. Сильно страдая, я решила отслужить молебен перед иконой Троеручицы Божией Матери в храме Вознесения и просить молитв о. Александра. Во время молитв я молилась с горячими слезами. После молебна о. Александр подходил к богомольцам с крестом, чтобы они приложились. Давая целовать мне крест, он сказал: "И ты тоже молилась" и, идя дальше, говорил: "Надо молиться своим угодникам". Я поняла, что эти слова относятся ко мне и что нужно помолиться в своей приходской церкви перед иконой св. Николая. Настал четверг, когда у нас бывает поздняя обедня, я отслужила молебен, взяла от лампадки масла, помазала им дома больной палец и легла спать. Проспала я целые сутки. Проснувшись, почувствовала, что палец почему-то колет, развернула бинт, вижу - на пальце выросли волосы. Вскоре палец совсем поправился".

Продолжение следует.

 

Спасо-Прилуцкий монастырь Паломническая служба Вологодской епархии Сайт расположен на сервере Россия Православная

Web-мастер
Адрес редакции: 160001, Россия , Вологда, Торговая площадь, 8,
архиерейское Покровское подворье, редакция газеты "Благовестник".
2005 г. Вологодская епархия Русской Православно Церкви (Московский патриархат).
Православное книжное обозрение