Софийский собор г. Вологды
Вологодская епархия
Русская Православная Церковь
Московский патриархат
Кафедральный собор прав. Прокопия в Великом Устюге

Е п а р х и а л ь н а я    г а з е т а
Епархиальная газета

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР

АРХИВ

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

 

   
<< Назад обзор номера | № 7-9 2005г.

Историческая память и патриотическое воспитание сегодня 

   5 октября в Москве состоялся церковно-общественный форум "ЕДИНЕНИЕМ И ЛЮБОВЬЮ СПАСЕМСЯ", посвященный 625-летию победы на Куликовом поле. В первый день работы форума прошли несколько конференций по темам: "Эпоха Куликовской битвы: "Русская Православная Церковь и становление российской государственности", "Преподобный Сергий Радонежский и благоверный князь Димитрий Донской. Церковь и армия", "Обретенное поколение. Опыт и перспективы молодежного служения Русской Православной Церкви", "Церковь и СМИ. Проблемы и задачи патриотического воспитания", "Церковь и культура. Куликовская битва и историко-культурное наследие российского народа". В пленарном заседании, состоявшемся 5 октября в зале церковных соборов Храма Христа Спасителя, участвовали члены Священного Синода Русской Православной Церкви, архиереи и священники из многих епархий, государственные и общественные деятели, представители науки и культуры. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выступил с речью, в которой было подчеркнуто огромное историческое и духовное значение победы русского воинства на Куликовом поле. Святейший Патриарх говорил о подлинном патриотизме, о воспитании молодежи. Особую тревогу предстоятеля РПЦ вызывает подрастающее поколение, которое необходимо спасать, объединив усилия Церкви и государства. Однако Алексий II выразил и радость по поводу того, что теперь уже можно говорить не только о "потерянном", но и об "обретенном" поколении. С обширным докладом о символическом значении Куликовской битвы и ее уроках выступил митрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев), Патриарший Экзарх всея Беларуси. По его словам, Куликовская победа - это троякий символ: она знаменует начало перехода русских земель от разобщенности и внутренних распрей к национальному единству; является знаком перехода от чужеземной зависимости к самостоятельной государственности и автокефальной Церкви; а также означает тесную связь ратного и духовного подвига. Сегодня, в условиях "раздробления великой России", необходимо извлечь из событий прошлого уроки, главный из которых состоит в восстановлении единства.

   Редакция "Благовестника" представляет читателям одно из ярких выступлений на конференции "Эпоха Куликовской битвы: Русская Православная Церковь и становление российской государственности". Текст выступления любезно предоставлен владыкой Кириллом.

Выступление на церковно-общественном форуме "Единением и любовью спасемся"

 КИРИЛЛ, архиепископ Ярославский и Ростовский

   В этом году символически совпали две годовщины: 625-летие Куликовской битвы и 60-летие Победы в Великой Отечественной войне. История неразрывно связала эти две памятные даты. Каждые пять лет совпадают годовщины Победы в последней Великой войне и первой великой победы нашего народа. Эти события связаны не только хронологически, но и по самой своей сути. Не будь первой победы, быть может, не было бы и остальных. Опыт Куликовской битвы сформировал в русском народе установку на победу как нравственную цель исторического бытия. Этот опыт стал фундаментом исторической памяти народа и источником его патриотизма в грядущих поколениях. Русский патриотизм всегда зиждился на исторической памяти, которая была не просто воспоминанием о прошлом, но целостным переживанием той духовной реальности, которую христианин призван прозревать в человеческой истории.
   Историческая память народа Божия есть ни что иное, как покаянное предчувствие вечности, обетованного Небесного Отечества, земной иконой которого на протяжении целого тысячелетия являлась Святая Русь. Поэтому осознание того, что патриотизм имеет не только обращенную в прошлое историческую, но и устремленную в будущее пророческую составляющую, заставляет нас рассматривать его как одну из фундаментальных нравственных ценностей христианства. Православная нравственность по своей природе иконографична. Нравственные ценности соотносятся с миром идеального, а именно этот мир открывается нам в иконе. В отличие от западной цивилизации Русь восприняла евангельские заповеди не как свод отвлеченных правил, а как целостный образ Небесного Царства, который должен быть воплощен в истории народа и государства. Поэтому Святая Русь созидалась поколениями наших благочестивых предков как образ, как икона Царствия Божия. На свою земную Отчизну русские люди перенесли то трепетное благоговение, с которым приличествует относиться к великой Святыне - Иконе. Благоговея перед Родиной как перед святыней, русский человек понимал, что Родина и есть святыня. Поэтому нелюбовь к Отечеству всегда проистекает из утраты благоговения перед отеческими святынями. Атеистическое мировоззрение не может породить полноценного патриотизма. Атеистический патриотизм является безосновным и беспочвенным, он абсурден по своей природе, превращая историю в трагедию абсурда. Образ Святой Руси - икона Пресвятой Троицы, которая, по словам священника Павла Флоренского, - есть "еще одно доказательство бытия Божьего". Святая Русь также являет нам историческое доказательство истинности христианства. Атеистический же образ Отчизны многолик, но он рано или поздно предстает в облике "Черного квадрата" Казимира Малевича.
   Владимир Соловьев в своей книге "Оправдание добра" писал, что в основе нравственности лежат три чувства: стыд, жалость и благоговение. Жалость определяет наше нравственное отношение к тому, что ниже нас, стыд - отношение к равному, а благоговение - к высшему. Подумаем теперь, какие нравственные чувства испытывают наши соотечественники и современники к своей Родине? По данным социологов, половина молодых людей в России сегодня "не видят оснований гордиться своей страной". Большинство из них, заглядывая в ту бездну, в которую исторические катаклизмы ввергли Россию, ощущает жалость и стыд, чувства, несомненно, имеющие нравственную основу, но совершенно неприемлемые по отношению к Родине, ибо Родина выше нас. Подлинно нравственным содержанием нашего отношения к Отчизне может быть только благоговение - чувство, лежащее в основе подлинного религиозного опыта.
    Здесь мы не можем не вспомнить Ивана Ильина, который просто определял патриотизм как любовь. Нравственность патриотизма определяется единством любви к себе, к ближнему и к Богу. Действительно, любовь к Родине - это, прежде всего, любовь к самому себе. Наши предки инстинктивно осознавали подтвержденную многовековым опытом непреложную истину - связь с Родиной практически значима для выживания и продолжения рода. Для них патриотизм был духовно преображенным инстинктом самосохранения, нравственное возвышение которого порождает любовь к ближнему, как к самому себе.
   Родина, по словам Ивана Ильина, есть Дар Святого Духа. Но этот дар явлен не отдельному человеку, а всему народу Божьему. Соборность как универсальный принцип устроения Святой Руси рождалась из преображенного Святым Духом единства любви к себе и ближнему. В соборном подвиге любви люди возвышаются до любви к Богу. Таким образом, патриотизм становился школой любви христианина к своему Творцу и Спасителю. Уникальность нравственного содержания и значения патриотизма определяется не только преображенной любовью, но также чувствами благодарения и верности.
   Принимая Родину как Дар Святого Духа, как богоданное пространство нашего спасения, христианин благодарен Творцу, и это чувство возвышается Церковью до благодарения, которое по-гречески есть Евхаристия. Священная жертва, принесенная Россией в ее истории - есть уподобление Голгофской жертве Самого Спасителя, устроение пути из земного Отечества в Небесное.
   Русский народ раз и навсегда избрал своего Господа и Спасителя тысячу лет назад. Слово Отечество имеет корень "Отец" и кроме земного отца мы получили Отца Небесного, а вместе с земной матерью - Матерь Божию, которая избрала Святую Русь Своим земным уделом. Веру в Единого Бога русский народ проявлял в верности единственному Отечеству. Верность Родине зиждется на вере в Бога. Следовательно, измена Родине есть акт богоотступничества. Наши предки прекрасно понимали это, воспринимая немногочисленных предателей как богоотступников, будь то Святополк Окаянный, Андрей Курбский или Лжедмитрий.
   Впоследствии положение дел изменилось. Расцерковление общества привело к утрате понимания неразрывной связи земного и Небесного Отечества. В сознании власти и значительной части русских людей патриотизм перестал быть религиозной истиной, превратившись в государственную идеологию, а затем перестав быть таковой. Западнические убеждения элиты формировали в народном сознании образ России как отсталой, в корне несовершенной страны, будущее которой лежит в бесконечных реформах.
   Разрушение позитивного образа России сопровождалось созданием мифа о Западе как идеальной цивилизации. Произошла подмена цели национального бытия. Место Царства Небесного замещается политической утопией. Николай Бердяев писал, что "главный вопрос русской революции не вопрос о власти, а вопрос о Боге", а еще раньше Достоевский произнес трагическое пророчество: "Если Бога нет, то все позволено!" Отказ от веры привел наш народ к величайшим нравственным страданиям, к национальной катастрофе вселенского масштаба. Решив раз и навсегда "вопрос о Боге", разрушители России попытались уничтожить и ее, направив всю свою ненависть на самое дорогое для человека - Родину.
   В последние годы патриотизм стал почти бранным словом в устах новых реформаторов России, цинично и безнаказанно называвших вышедших на демонстрацию героев Великой Отечественной войны красно-коричневыми. На протяжении почти двух десятилетий в нашей молодежи воспитывали что угодно: правосознание, толерантность, но только не патриотизм. Вся мощь либеральных СМИ была направлена на вытравливание даже инстинктивных начал любви к Родине. Целое поколение было воспитано в духе обязательной "любви к дальнему", преклонении перед чужим и болезненном отвращении к своему родному.
   Сегодня значительная часть общества осознала неприемлемость и неэффективность либеральной идеологии, еще недавно предлагаемой России в качестве национальной идеи. Проекты "светлого либерального будущего" оказались опасной утопией, сопоставимой по своей разрушительной силе с коммунистическими идеями. Духовный смысл утопических идеологий очевиден. Они является своего рода коллективной "прелестью", поразившей целую нацию. Настало время совершить покаянное очищение национального сознания. Православная Церковь призвана предложить обществу полноценную патриотическую идеологию, основанную на христианском мировоззрении и традиционных ценностях.
   Прежде, чем говорить о такой идеологии, необходимо определить, какой она не должна быть. Сегодня, появился социальный заказ на патриотическую идеологию. Исполнить этот заказ берутся подчас те же самые люди, которые в свое время немало потрудились над разрушением национальных ценностей во имя либеральной утопии. Так рождается "безродный" патриотизм наших дней, главной чертой которого является нравственная и политическая неэффективность. Во имя требований политкорректности происходит полное выхолащивание реального смысла патриотических идей. В итоге мы видим странную "патриотическую идеологию", в которой нет места Православию и русскому народу. Странных патриотов предлагают нам воспитывать! Такой, с позволения сказать, российский патриот может быть приверженцем любой религии, кроме Православия, и обязан любить все народы, кроме русского. Это мировоззрение можно назвать как угодно, но не патриотизмом. Похоже, что авторы подобных концепций, преуспевшие в разрушении национальных ценностей, ставят очередную цель - дискредитировать идею патриотизма, как таковую.
   Программы патриотического воспитания избегают слова "русское", употребляя понятие "российское". Более того, все чаще мы слышим утверждения о том, что в современной России нет места "русскому патриотизму", а единственно приемлемым видом патриотизма является "российский". В Ярославле мы часто сталкивались с совершенно непонятным избеганием прилагательного "русский" в применении к городу и краю. Нам объяснили, что слово "русский" может оскорбить горожан других национальностей, что Ярославль является многонациональным и многоконфессиональным городом. Поэтому даже в программе празднования 1000-летия Ярославля были опущены всякие упоминания о "русском" и "православном" в настоящем и будущем времени. Единственно допустимыми, с точки зрения политкорректности, оказались формулировки: "Ярославль - древний русский город", или "Ярославия - древнерусская сторона". Следовательно, в сознании этих людей "русское" соотносимо лишь с историческим прошлым; в настоящем и будущем ему места нет. С точки зрения творцов подобных концепций само существование русского народа и Православной веры оскорбляют национальные и религиозные чувства нерусских и неправославных.
   С чем-то подобным мы столкнулись и во время празднования 625-летия Куликовской битвы, которому предшествовали совершенно оскорбительные протесты татарских националистов и некоторых представителей мусульманского духовенства, оспаривавших саму возможность общенационального празднования этого события. Это равносильно тому, если бы российские немцы протестовали против праздника Победы в Великой Отечественной войне. На фоне торжеств, посвященных 1000-летию Казани, отсутствие представителей высшей государственной власти на Поле Русской Славы не может восприниматься иначе, как пренебрежение исторической памятью русского народа, как капитуляция перед требованиями политических наследников Мамая. Вряд ли они, в случае другого исхода Куликовской битвы, проявляли бы такую заботу о русском народе, какую проявляют наши власти о них. Впрочем, не победи мы тогда, в 1380 году, нас, скорее всего, не было бы на этой земле. Мы смотрим на нашу власть и радуемся, когда она проявляет любовь и почтение к православным святыням, однако внешних знаков уважения сегодня явно недостаточно. Когда мы видим Президента, благоговейно прикладывающегося к святыням Афона, наши сердца исполняются ликованием и надеждой. Отсутствие Президента на поле Куликовом не может не огорчать православное большинство населения России. Патриотическое служение Православной Церкви в современном обществе обращено ко всем гражданам России, независимо от их национальной и религиозной принадлежности. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II не только возглавил общенациональные торжества на Поле Куликовом, но и почтил своим первосвятительским присутствием Казань, празднующую свое 1000-летие. Осознавая это, русские люди видят в Святейшем Патриархе отца нации и учатся у него любви к Отечеству и подлинному патриотизму.
   Подобно любви, истинный патриотизм должен быть обращен к реальному объекту. Однако те, кто отвергают историческую Россию как фундамент и критерий содержания патриотического воспитания, предлагают нам любить несуществующий образ Родины, который существует только в сознании идеологов российского либерализма. Отказывая подрастающему поколению в праве на любовь к своей настоящей Родине, идеологи нового российского патриотизма навязывают молодежи искусственно созданный образ России, который предлагается "пережить" как опыт виртуальной реальности. Такое воспитание деформирует сознание молодого человека, лишая его остатков исторической памяти.
   Патриотическое воспитание сегодня должно осуществляться путем возрождения исторической памяти в сознании подрастающего поколения. Каковы пути этого возрождения? В последние два десятилетия в России целенаправленно осуществлялась "переоценка ценностей", прежде всего традиционных ценностей русского народа. Одним из аспектов этого процесса стала фальсификация истории Отечества и дискредитация национальных символов, иначе говоря - разрушение исторической памяти народа. Однако данная "переоценка ценностей" несмотря на свой тотальный характер оказалась незавершенной. Основными причинами, определившими неуспех либеральной "культурной революции", стали сила исторической памяти народа и неспособность заменить отвергнутые национальные символы новыми. Осознание этого преисполняет нас надеждой на возможность построения новой модели патриотического воспитания. Невозможно забыть тот день, когда именно это "потерянное" поколение вышло к американскому посольству протестовать против варварских бомбардировок Югославии. Еще не все потеряно. Мы еще можем увидеть возрождение русского патриотизма, и наша задача приложить все усилия к тому, чтобы его исторический опыт стал моделью для будущего.
   Для этого необходимо формирование государственной стратегии патриотического воспитания, основанного на традиционных ценностях и исторической памяти народа. Целью этой стратегии должно стать сохранение русского народа как исторической и культурной основы Российского государства. Вопреки мнению многих, для успешного достижения данной цели вовсе не нужно ограничения свободы слова или преследования инакомыслящих. Совсем напротив, необходимо обеспечить право на свободу слова для большинства и перестать относить его к числу инакомыслящих.
   Важнейшей сферой патриотического воспитания является школа. Для воспитания истинных патриотов необходимо скорейшее и повсеместное введение курса "Основ православной культуры". На данный момент это является вопросом национальной безопасности. От успеха этого начинания напрямую зависит будущее русского народа. Дети, изучившие этот предмет, станут совсем другим поколением, наделенным исторической памятью, любящим свою Родину и строящим свое, а не чужое будущее.
   Военно-патриотическое воспитание подрастающего поколения должно быть основано на признании абсолютной ценности служения Родине как такового. В сознании современной молодежи служба в армии является всего лишь законодательно предписанной, но нежеланной и тягостнойобязанностью. Стремление к созданию профессиональной армии не должно привести к превращению служения защитника Отечества в обычную профессию. Священный долг и почетное право служения Родине не могут быть профессиями, как не может быть профессионального материнства. Необходимо воспитывать нравственное чувство ответственности за свою Отчизну как священный долг и почетное право. Подобная система воспитания невозможна в контексте молодежной политики, ориентированной на эгоистические побуждения личности. СМИ достаточно потрудились, нацеливая молодежь на достижение индивидуалистического идеала карьерного роста и материального благополучия. Теперь надо воспитывать потребность в служении на основе идеалов героизма и подвижничества.
   Нельзя воспитывать молодежь в духе патриотизма, предавая забвению подвиг их дедов и прадедов. Ветераны Великой Отечественной войны нуждаются не в жалких подачках в виде мизерных прибавок к пенсии и дежурных поздравлениях ко Дню Победы. Старики - подлинные хранители исторической памяти, свидетели и свершители великого подвига - заслужили свое место в вечности. Наш нравственный долг - обеспечить их достойную жизнь сегодня, чтобы потом не стыдиться и не сетовать на неуважение молодежи к самим себе. На данный момент единственное место в России, где старшее поколение чувствует себя достойно, - это Церковь.
   Важнейшим фактором патриотического воспитания сегодня является возрождение бесспорных символов нации. 6 июля, день памяти Владимирской иконы Божией Матери, мог бы стать общенациональным праздником, ибо в этот день русские люди должны были вспомнить 525-летие стояния на Угре - славную годовщину освобождения нашего народа от монголо-татарского ига. День национального согласия и примирения, совпадающий с днем церковной памяти Казанской иконы Божией Матери, открывает широкие перспективы для совместного церковно-государственного делания на пути возрождения национальных символов. События Смутного времени стали трагедией русского народа. Снова, как во времена Димитрия Донского, наш народ оказался перед угрозой утраты национальной независимости. Спасение России стало возможным лишь благодаря единению Церкви, власти и народа вокруг идеи патриотизма. Такие события, как Куликовская битва и победа народного ополчения Минина и Пожарского стали не только решающими этапами формирования российской государственности, но и ярчайшими примерами эффективности патриотизма как основы государственной политики. Куликовская битва являет нам образец истинного патриотизма, ценность и значение которого определяется человеческой любовью к Родине и любовью Бога к своему народу. Таким образом, патриотизм героев и подвижников Поля Куликова - есть совершенное отражение в истории подлинной идеи христианского патриотизма. Владимиру Соловьеву принадлежат замечательные слова: "... идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности".
    Мы постигаем вечность и свое место в ней через историческую память нашего народа. Прошлое учит нас воспринимать настоящее и грядущее с позиции вечных ценностей, среди которых - Родина и наша любовь к ней.

 

Спасо-Прилуцкий монастырь Паломническая служба Вологодской епархии Сайт расположен на сервере Россия Православная

Web-мастер
Адрес редакции: 160001, Россия , Вологда, Торговая площадь, 8,
архиерейское Покровское подворье, редакция газеты "Благовестник".
2005 г. Вологодская епархия Русской Православно Церкви (Московский патриархат).