Софийский собор г. Вологды
Вологодская епархия
Русская Православная Церковь
Московский патриархат
Кафедральный собор прав. Прокопия в Великом Устюге

Е п а р х и а л ь н а я    г а з е т а
Епархиальная газета

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР

АРХИВ

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

 

   

<< Назад обзор номера | № 7-9 2005г.

ЖЕРТВА ЖИВАЯ

   О священномученике Фаддее (Успенском), архиепископе Тверском (1872-1937) я узнала из газеты "Воскресная школа". В то время я только начинала ходить в храм, внешний порядок и поведение в церкви усвоились быстро, но мучительно не хватало понимания глубинных основ веры. В тот момент и попали в руки проповеди священномученика Фаддея. Они оказались дороги тем, что поясняли духовный алфавит с первых начальных букв, появилась возможность сложить две, три буквы и, радуясь откровению, услышать долгожданный слог.

Икона священномученика
Фаддея (Успенского)

   Затем удалось купить книгу его проповедей с названием "Радуйтесь!", а потом из печати вышел двухтомник "Творения". Он открывал собой серию книг "Духовное наследие мучеников и исповедников Русской Православной Церкви". В первый том вошли проповеди, во второй - "Записки по дидактике": святитель Фаддей (Успенский) был еще и выдающимся педагогом. С тех пор эти книги стали настольными, и читая проповедь на давно знакомый праздник, обнаруживаешь, что она окрашивает живой краской застаревшее белое пятно на твоей духовной карте.
   Со временем открылась еще одна особая черта проповедей священномученика Фаддея - их интонация. Она столь бережно прикасается к человеческому сердцу, зная его невидимые раны и царапины и, стараясь не причинить лишней боли, так мягко, терпеливо врачует, что даже самое жестокое сердце начинает постепенно смягчаться и доверчиво открывается на звук ее деликатной любовной мелодии. Эта интонация настолько тонка, духовна, что лучше всего ее удается расслышать не во всякий, а скорее в воскресный или иной праздничный день, когда, причащенный Божественной Литургией, поднимаешься на некоторую духовную высоту и начинаешь воспринимать неразличимое в шуме и суете будней. В этом отеческом увещевании, в этом удаленном эпохой, но внятном голосе столько не отвлеченной, а чувствуемой сердцем любви, что она преодолевает все - и время, и саму смерть.
   Узнав, что обретенные мощи священномученика Фаддея после прославления находятся в Вознесенском соборе города Твери, мечтала поехать туда. И хотя город этот сравнительно недалеко от Вологды, обстоятельства все не складывались. Лишь когда, желая почтить память святого, впервые подготовилась к исповеди и причастию 31 декабря, отложив все предновогодние хлопоты (это день его мученической кончины), моя мечта исполнилась, и возможность такой поездки скоро представилась.
   Тверь - последнее место служения архиепископа Фаддея. В 1922 году владыка Фаддей просил Святейшего Патриарха Тихона направить его на кафедру в один из волж-ских городов, поскольку сам он родился на Волге. Патриарх направил его на кафедру в Астрахань, затем он был переведен в Саратов, а через год назначен на кафедру в Тверь.
   Старинный русский город на Волге. Вознесенский кафедральный собор расположен в центре его, на пересечении широких многолюдных улиц. Когда я подходила к собору после нескольких часов пути и лет ожидания, от волнения, по-видимому, сердце, казалось, расширяется, словно для того, чтобы вместить в себя и этот новый город, и незнакомых мне людей, и все то новое, неизвестное, что открывала мне эта встреча. А так как все мысли и чувства устремлялись к одной личности, вспоминались страницы жития. Какое удивительное сердце было у святителя Фаддея! Во время последнего тюремного заключения архиепископ Фаддей был помещен, как это часто делалось, в камеру к уголовникам. Они издевались над ним, унижали, подводили к стене и забирались ему на плечи, чтобы достать до окна. Измучив, заталкивали его под нары; время от времени один из уголовников совал под нары банку с нечистотами, говоря, чтобы владыка взял их кадило. Он с кротостью и смирением переносил все мучения и издевательства. И Матерь Божия Сама вступилась за него. Однажды ночью Она явилась главарю уголовников и грозно сказала: "Не трогайте святого мужа, иначе вы все лютой смертью погибнете". Наутро тот пересказал сон товарищам, и они бросились под нары поглядеть, жив ли еще святой старец. Из-под нар их осиял ослепительный свет. Вытащив архиепископа, они все просили у него прощения.
   Впоследствии эти люди, пережившие тюрьму, а некоторые из них были мобилизованы на фронт и прошли войну, все остались живы. Это ли не чудо великой силы прощения и молитвы!

Вознесенский кафедральный собор

   Вознесенский кафедральный собор отреставрирован, величественно-высокий купол, бело-голубое убранство. Мощи архиепископа Фаддея находятся на возвышении в красивой деревянной раке, к ней ведут черные мраморные ступени. Над ракой лепная сень, а на стене большая, нарядно украшенная икона святого. В сумраке сени взгляд с иконы кажется таким же пронизывающе-внимательным и острым, как на фотографиях. Но когда поднимаешься по ступеням и подходишь ближе, глядя в глаза, то встречаешь небесно-голубой, полный нежности взор, будто принимающий твою душу в объятья. И, возможно, впервые в жизни видишь кротость: видишь, а не читаешь о ней. И снова вспоминаются страницы жития. Как много могут значить лишь присутствие, лишь один взгляд человека праведной жизни. Архиепископ Фаддей никогда не выступал против раскола обновленчества публично, но пример его жизни был красноречивее всяких слов. Один из идеологов-обновленцев, принося покаяние в грехе раскола, так вспоминал о встрече с владыкой Фаддеем. "Долго я коснел в грехе обновленчества, совесть моя была спокойна, потому что мне казалось, я делаю какое-то нужное и правое дело. Но вот я увидел владыку Фаддея. Я смотрел на него и чувствовал, что в душе моей совершается какой-то переворот. Я не мог вынести чистого, проникновенного взгляда, который обличал меня в грехе и согревал всепрощающей любовью".
   Принимая во внимание, что я приехала издалека, для меня в неурочное время открыли раку. Столько ожидая этой минуты, я с трепетом поднялась по ступенькам. Я понимала, что в моем распоряжении лишь секунды, лишь короткие мгновения, которые, кто знает, удастся ли повторить. Краски алого с золотом пасхального облачения и сияние архиерейской панагии и креста расплывались от волнения перед глазами, но когда я склонилась над ракой, меня будто приняла волна чудного, сладостного благоухания, казалось, лицо мое окунулось в теплоту согретого солнцем луга, напоенного ароматами множества цветов и трав.
   Архиепископа Фаддея высоко ценили его современники. Святой Патриарх Тихон назвал святителя Фаддея светочем Церкви, чудом нашего времени. Читая об этом, думаешь: мы часто жадно ищем чудес, чего-то необычного, яркого (скорее, это происходит от нашей гордости, ведь если мы свидетели чуда, то значит - достойны того). А разве человек, душа его - это не чудо?! Митрополит Кирилл (Смирнов) встретился с архиепископом Фаддем в тюрьме во Владимире. Митрополит так вспоминал об этом: "Поместили нас в большую камеру вместе с ворами. Свободных коек нет, нужно располагаться на полу, и мы поместились в углу. Страшная тюремная обстановка среди воров и убийц подействовала на меня удручающе. Владыка Фаддей, напротив, был спокоен и, сидя в своем углу на полу, все время о чем-то думал, а по ночам молился. Как-то ночью, когда все спали, а я сидел в тоске и отчаянии, владыка взял меня за руку и сказал: "Для нас настало настоящее христианское время: не печаль, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открыться для подвига и жертв. Не унывайте, Христос ведь с нами". Моя рука была в его руке, и я почувствовал, как будто по моей руке бежит какой-то огненный поток. В какую-то минуту во мне изменилось все, я забыл о своей участи, на душе стало спокойно и радостно. Я дважды поцеловал его руку, благодаря Бога за дар утешения, которым владел этот праведник."
   Перечитывая житие Святого, даже в кратком описании каждый раз находишь новые штрихи, появляются новые вопросы, которые обращаешь уже внутрь себя. А насколько та или иная черта развита в тебе, или как бы ты поступил в подобной ситуации?
   Святитель Фаддей был совершенно нестяжателен, почти не заботился о себе: давали ему чай или обед - он пил и ел, если не давали - не спрашивал. Он старался не иметь ничего своего, все, что ему дарили, сразу же отправлял нуждающимся. В тюрьме все посылки передавал старосте камеры, а тот делил на всех. Одному из заключенных архиепископ отдал свои сапоги и остался в шерстяных носках. Предстоял этап. С воли ему передали рабочие ботинки со шнурками. На этапе у него развязался шнурок на ботинке, и он остановился и немного, пока управился со шнурком, поотстал. Один из конвоиров со всей силы ударил архиепископа кулаком по спине, так что тот упал, а когда поднялся, с большим трудом смог догнать партию ссыльных. Спрашиваю себя: мог ли он пожалеть, что отдал тогда сапоги? Какой это подвиг, не доступный пока даже для понимания - отдавая людям все силы, все благое, что только можешь отдать, получать в ответ жестокость и зло. Нет, он не пожалел...
   Благодарная память моя долго будет хранить эти короткие, но духовно напряженные дни. Литургию и Причастие у святых мощей, икону и благовонное масло, и ту минуту, которую с нетерпением ждало сердце - тропарь! Наконец, на клиросе запели тропарь святому. Что это за удивительная, полная восторга минута, когда под сводами храма звучит тропарь небесному покровителю или очень тобою чтимому святому! Какие чувства дает Господь испытать! Будто ясно слышишь ангельские лики, поющие вместе с нами, Церковь Торжествующая оказывается так близко, и через твое сердце словно проходит меридиан, соединяющий небесное и земное, прошлое, настоящее и будущее.
    Священномученник архиепископ Фаддей был расстрелян в ночь на 31 декабря 1937 года. На следующий день на кладбище его отвезли двое чекистов. Тело было завернуто в брезент, но в неглубокую яму его опустили в нижней одежде. Весной после Пасхи 1938 года две женщины, видевшие погребение, раскрыли могилу и переложили тело архиепископа в простой гроб. Одна из них вложила в руку святителя пасхальное яйцо. Сквозь все эти годы, сквозь тягостные десятилетия мрачного фанатизма и лжи его рука несла красное пасхальное яйцо как символ неминуемой победы, как залог будущего воскресения и обновления России.

Ольга Чистова

 

Спасо-Прилуцкий монастырь Паломническая служба Вологодской епархии Сайт расположен на сервере Россия Православная

Web-мастер
Адрес редакции: 160001, Россия , Вологда, Торговая площадь, 8,
архиерейское Покровское подворье, редакция газеты "Благовестник".
2005 г. Вологодская епархия Русской Православно Церкви (Московский патриархат).