Софийский собор г. Вологды
Вологодская епархия
Русская Православная Церковь
Московский патриархат
Кафедральный собор прав. Прокопия в Великом Устюге

Е п а р х и а л ь н а я    г а з е т а
Епархиальная газета

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР

АРХИВ

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

 

   

<< Назад обзор номера | № 7-9 2005г.

Жил тихо и скромно
Эпизоды из жизни игумена Михаила (Лакова)

   Игумен Михаил (Лаков) представляет собой интересную и загадочную личность для нашего времени. Немногие его понимали. Жизнь проходила очень просто. Он жил одной верой в Господа Бога, любил Его и любил народ. За все благодарил Бога.

Детство

Игумен Михаил (Лаков)

   14 августа 1888 года в д. Игумницево Авнежского уезда, ныне Междуреченский район Вологодской области, родился Александр (так звали в миру о. Михаила). Родители его - Прокопий и Анна - были крестьянами, людьми глубоко верующими. Кроме Александра было еще трое детей: Николай (погиб на фронте в первую мировую войну) и две сестры - Александра и Мария. До рождения мать дала обет Богу свое будущее дитя воспитать для служения Церкви Христовой. С самых малых лет приучала его ходить в храм Божий и молиться, как он сам рассказывал: "Еще мои ручонки были у нее в пазухе, а она учила меня: "Огради мя, Господи, силою Честного Креста Твоего". Образование отрок Александр получил в начальном министерском училище. Окончил его первым учеником с похвальным листом. Пребывая в родительском доме, он помогал в ведении крестьянского хозяйства.

Памятная встреча

    Когда ему исполнилось 15 лет, он уехал в Петербург и устроился там на работу в трактир. В его обязанность входило: по утрам убирать столы и раскладывать на них свежие газеты и журналы. На их страницах в то время часто печатались статьи протоиерея Иоанна Сергеева, впоследствии святого праведного Иоанна Кронштадтского, которые он с охотой читал.
    Однажды ему сказали, что в соседнем доме пребывает отец Иоанн. Выбежав на улицу, он увидел много народа: всероссийского батюшку несли со второго этажа на руках. Юный Александр протиснулся сквозь толпу и смог получить благословение знаменитого Кронштадтского пастыря. Это было для него великой радостью, о чем он помнил всю жизнь. Он очень чтил отца Иоанна, посвятив ему несколько стихотворений.

   Теперь ты истины служитель -
   Престолу Бога предстоишь...
   И с состраданием великим -
   С небес на грешный мир глядишь...
   О, помолись, ты, незабвенный
   Учитель, пастырь и отец,
   За грешный мир Творцу вселенной,
   Чтоб снял Он скорбь с больных сердец.

    После работы в трактире Александр работал подручным у англичан. Они любили его за внимательность, услужливость и честность. К хозяевам приходило много ящиков с товарами из-за границы. Чтобы читать надписи на них, ему пришлось выучить латинский алфавит.
   Свободное время он проводил в Божьем храме. Когда приезжал в отпуск домой, то держался в стороне от сверстников, ему не хотелось участвовать в вечеринках.

Монастырь

    1908 год - год кончины отца Иоанна Кронштадтского. 20-летний Александр уходит на богомолье с деревенскими старушками и братом Николаем в Павло-Обнорский монастырь, расположенный в 50 верстах от его деревни. Его настоятель - архимандрит Никон (Чулков) полюбил молодого богомольца, т.к. он пришел в обитель Преподобного по призванию. Став трудником, а затем послушником, Александр выполняет различные послушания, в том числе клиросное и просфорное. В монастырской ведомости за 1914 год отмечено, что послушник Александр "к послушаниям способен и особенно старателен".
   В 1919 году принимает от архимандрита Никона постриг с именем Михаил в честь Архистратига Божия Михаила, а в 1920 году архиепископом Вологодским и Тотемским Александром (Трапицыным) рукоположен во иеродиакона. Зная смиренный образ жизни, трезвенность, способность писать стихи, красноречие молодого иеродиакона, Владыка пригласил о. Михаила служить с ним епархиальным диаконом, но он отказался от предложения из-за послушания своему настоятелю.

Стихи

    В свободное от монастырского послушания время молодой инок писал стихи на духовные темы. В Павлову обитель приезжало много гостей высокого ранга из Петербурга, Москвы, Вологды и знаменитых монастырей. Настоятель не мог постоянно находиться с гостями - эту миссию он возложил на отца Михаила. Инок рассказывал историю монастыря, жития святых, читал свои стихи. Гостям это нравилось, они выражали архимандриту благодарность за хорошего собеседника. Но, конечно, у него появилось много завистников, которые говорили, что он списывает стихи из книг и выдает их за свои.
    Однажды его решили проверить, сведущий в поэзии человек поручил написать два стихотворения на заданную тему: одно о пророке Илии, как он был в Сарепте у бедной вдовы; другое - об иконе Божией Матери "Троеручица". На первую тему он написал сразу, а на вторую - позднее, поэтому все убедились, что он не списывает с книг. Сомневающийся человек поручил ему написать на день Ангела настоятеля обители поздравительное стихотворение и в присутствии всех гостей отец Михаил прочитал его. Это стихотворение окончательно рассеяло у всех сомнение в способности инока.
    Его стихи были изданы вологодской типографией Н.В. Знаменского двумя книгами. Простые по форме, духовно глубокие, они своим религиозным содержанием роднятся с поэзией Кольцова и Никитина, которых о.Михаил любил и часто цитировал. В своих стихах он утешает духовных чад на примерах святых подвижников и мучеников, дает им духовные советы.

Смутные времена

Павло-Обнорский монастырь.
Снимок начала XX века

    После революционных событий в стране начинаются гонения на храмы и монастыри. Волна перемен докатилась и до Павловой обители. Властями было предложено реорганизовать монастырь в трудовую артель с тремя отделами: столярным, сапожным и портняжным.
    В это смутное время архимандрит Никона часто отлучался из монастыря - его многочисленным духовным чадам требовалось духовное подкрепление. Заменял настоятеля отец Михаил, который ведал хозяйственными делами, пахал и сеял сам.
    12 апреля 1924 года монастырь был закрыт. Это было Вербное воскресенье. Монашествующим было предложено покинуть стены родной обители и не селиться ближе 5 км от нее. С благословения архимандрита Никона отец Михаил перешел в приход, называемый "Павловщиной", это Успенская-Зиновьевская церковь Пошехонского уезда Ярослав- ской губернии. А название такое носил потому, что правый придел этой церкви был посвящен преп. Павлу Обнорскому, а земля некогда являлась монастырской вотчиной.
    Здесь он организовал небольшой хор. На спевках с голоса он научил петь небольшие нотные вещи: Херувимскую (Старосимоновскую), "Приидите, поклонимся", "Милость мира", "Достойно есть"... И пение стало благолепным.
    По ложному доносу, якобы "за хранение церковных сосудов", отец Михаил был арестован и осужден на 8 месяцев. "Посадили меня в теплушку, в первый вагон. Состав тронулся, поехал, а я запел:

    Ночка, безмолвные зрители
    Звездочки смотрят с небес.
    Тихо, вокруг от обители
    Тянется Саровский лес...

   Вдруг вошел милиционер и сказал: "Дедушка, замолчи, нельзя петь", - рассказывал впоследствии отец Михаил своим духовным чадам.
    В Ярославской тюрьме его посадили с уголовниками в надежде, что его "перевоспитают". Но Господь хранил его. В камере оказался заключенный Иван Александрович Коровин из д.Ушаково, который хорошо знал его родителей. Слова "авторитета" было достаточно, чтобы никто не трогал отца Михаила. В тюрьме он совершенствовал свое умение шить сапоги, которому научился еще в стенах монастыря. После трехмесячного заключения его признали невиновным и освободили. После тюрьмы отец Михаил вновь вернулся в д. Зиновьево и служил иеродиаконом. После Пасхи 1929 года ему было отказано в служении "за неимением средств", но он продолжал петь на клиросе без жалования, а в свободное время ходил по деревням, шил и чинил обувь. Все это время о. Михаил жил на квартире у Марии Петровны Смирновой, помогая ей поднять запущенное хозяйство.

Возвращение на родину

    В 1938 году о. Михаил вернулся вновь в родное Междуречье. Спустя год устроился работать сторожем Междуреченского райпромкомбината, где делали валенки, сани, винтовки и гранаты для учебы солдат. Цех находился в здании закрытой Троицкой Ноземской церкви*, под колокольней которой в маленькой комнате жил о. Михаил.
    Об этом времени он вспоминал: "Иду, бывало, ночью по цеху, а стружка так и шевелится, как живая, то большой серый кот появится передо мной. Люди из деревень спрашивали:
    - Как спишь, не боишься?
    - Силен враг, да воли нет, - отвечал я.
    Однажды приехал начальник из Вологды и спросил:
    - Наверно, молишься Богу, когда один?
    - Да, молюсь.
    - А мы объявили войну Богу, - заключил начальник".

Война

   Во время Великой Отечественной войны в цехе катали валенки для армии. Работа тяжелая, мужская, а кругом одни женщины. Шерсть привозили в больших тюках и сбрасывали около церкви. Отец Михаил по ночам втаскивал их железным крюком в цех. На заработанные деньги он покупал по деревням шерсть, ночью катал валенки и отдавал их бесплатно нуждающимся. Осенью закупал для себя картошку, другие овощи и подкармливал изможденных работой женщин.

Призвание

    Летом 1953 года о. Михаил взял отпуск и отправился в Вологду для исповеди. "Когда шел на пристань "Нозьма", разразилась сильная гроза, ...будто не молния сверкала, а огненные яйцевидные шары надо мной, спереди и сзади, только я положился на волю Божью". Так враг рода человеческого не желал, чтоб он покинул этот грешный мир и вернулся вновь послужить Богу и людям в деле их спасения.
    Во время литургии в Рождество-Богородском кафедральном соборе его признала матушка Капитолина - алтарница, часто бывавшая раньше в Павло-Обнорском монастыре. Она тут же доложила об этом протоиерею Николаю Гусеву - епархиальному секретарю. После краткой беседы в Вологодском епархиальном управлении епископ Вологодский и Череповецкий Гавриил (Огородников) предложил ему: "Готовься, через три дня будет хиротония". Отец Михаил хотел возразить, что забыл церковную службу. На что Владыка кратко ответил: "Кто привел, тот и научит". 12 июля 1953 года в день святых апостолов Петра и Павла он стал иеромонахом. Началась новая веха в его духовной жизни.

Служение

    21 ноября 1953 года иеромонах Михаил определен настоятелем Успенской-Чернецкой церкви в селе Скородумка Грязовецкого района. Это был день его небесного покровителя Архистратига Михаила. В этом приходе он прослужил до января 1968 года. Служил регулярно и благолепно, радовался о Господе и плакал о грехах; слезы были постоянно на его глазах во время беседы, молитвы и проповеди в храме. Этим он снискал любовь и уважение среди верующих. К нему приезжало много людей для исповеди из Вологды, Ярославля, Москвы и Ленинграда. Он всегда призывал своих слушателей чтить Бога, молиться короткими молитвами, особенно Иисусовой ("Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешного"). Хорошо знал "Добротолюбие", Священное Писание. Любил читать Святых Отцов Церкви и часто ссылался на их авторитет, интересовался жизнью Церкви в современных условиях. Скорбел о влиянии католичества и протестантства на наш народ, при этом ссылался на проповеди отца Иоанна Кронштадтского. Свое скромное денежное вознаграждение тратил на нужды прихода: помощь бедным и служащим храма, так как они получали мизерную зарплату (по 10-15 рублей); ремонт колокольни и здания храма. С благословления Святейшего Патриарха Алексия (Симанского) в 1961 году иеромонах Михаил был возведен в сан игумена.

В доме

    На кухне его дома на гвоздике всегда висела котомочка с сухарями на случай ареста и высылки. Не любил отец Михаил, когда хлеб бросали. Его духовная дочь Елизавета Александровна Квасоварова вспоминает: "Однажды я прибиралась у него в шкафу и нашла забуселые черные корки, он хоть и плохо видел, но заметил, спрашивает:
    - Лиза! Ты что там нашла?
    - Корки, они уже все заплесневели.
    Батюшка не дал их выбросить.
    - Клади сюда, Лиза, в кружку, да водичкой залей.
    Я испугалась, как бы он не отравился, а он говорит:
    - Не бойся, мой желудочек выдержит, никакой болезни не будет. Надо хлеб беречь до самой крошки, это все нам Бог дает!
   Ни разу не мылся в бане, обмывался в укромных местах и то ночью. Вина и водки не вкушал, чаю не пил, пил кипяченую воду, сахару употреблял очень и очень мало. Строго соблюдал пост, вкушал пищу раз в день, редко два. Ежедневно читал Библию.
    На мир и все, что в нем, он смотрел глазами монаха-труженика, отрешившегося от земных благ и посвятившего себя Богу. Примером этому бескорыстию и самоуничижению служит следующий случай: свой дом батюшка уступил приехавшему священнику, а сам ушел в другой церковный дом, который купил и обустроил на свои средства. В мире он считал себя скитальцем.

   Не избег, а если и избег, то только по милости Божией

   Этот девиз игумена Михаила был доминирующим во всей его жизни. Все, что бы ни делал человек, он делает только с помощью Божией, и Господь хранит его на всех путях его земной жизни.
    Однажды осенью 1957 года он сильно заболел. Под левой лопаткой возникла раковая опухоль, причинявшая батюшке много страданий и грозившая печальным исходом. Он не обращался ко врачам, а положился на волю Божию. Молился день и ночь. В это время враг решил раз искусить его, надломить дух веры и поколебать надежду на милосердие Божие. "Посетил меня дух сатанинского уныния. В душе стало так холодно и пусто, что выразить словами этого страшного состояния невозможно. Я взмолился Царице Небесной, и искушение исчезло. Продолжалось недолго, иначе я не смог бы выдержать его", - впоследствии рассказывал о случившемся с ним отец Михаил. Узнав о болезни настоятеля храма владыка Гавриил послал соборного священника Михаила Мудьюгина (ставшего через несколько лет архиепископом Вологодским и Великоустюжским) в д. Скородумка, который вывез его в Вологду. Отцу Михаилу была сделана операция, и жизнь его была сохранена еще на 17 лет.

Прозорливость

    Господь наградил его даром читать мысли людей. С простыми людьми он говорил по-простому, с учеными - по-ученому, с глупыми - по-глупому.
    Однажды приехала к нему прихожанка из г. Кадникова Александра Степановна Коновалова посмотреть, что за игумен живет в Скородумке. Он косил в это время траву и вышел к ней навстречу со словами:
    - Приехала посмотреть, что за славный игумен живет здесь? А увидела нищего в лохмотьях старика.
   Далее спросил:
    - Знаешь прокимен третьего гласа "-Пойте Богу нашему, пойте"?
    - Знаю.
    - Пойте, да разумейте.
    Такой неожиданной встречей она была поражена.
    Протоиерей Алексий Бриленков посетил заштатного игумена Михаила за четыре месяца до его кончины и вспоминал: "Мы долго беседовали, он мне прочитал свои стихи, те, что я не слышал. При беседе с нами находилась слепая Анна Васильевна Горбунова, бывшая певчая храма. Когда я с ними прощался, Аннушка попросила меня:
    - Когда я умру, приедь отпевать меня.
    - Только мне известишь, я вас обоих отпою.
   Но отец Михаил сказал:
    - Аннушку отпоешь, а меня не отпоешь.
    Сбылись его слова: батюшку отпели за несколько часов до моего приезда, а пришлось отпевать Анну Васильевну, которая скончалась в день его погребения. Я был очень опечален".

Кончина

   Батюшка не боялся смерти, верил в будущую загробную жизнь. Призывая людей готовиться к ней, сам готовился к исходу, ежедневно читая "Последование на исход души".
   Господь даровал ему тихую, мирную христианскую кончину. Е.А. Квасоварова вспоминает: "Ноги у него болели, а к врачам не обращался. Подошла я к нему, думала, попьет чаю. Он меня взял, обнял за шею, стал целовать:
    - Лиза! Я умираю, а Аннушка за мной помрет вскоре. Помни Иисусову молитву.
    Он помер в 12 часов дня".
    6 февраля 1973 года отец Михаил отошел ко Господу.
   Погребен перед летним алтарем храма Успения Божией Матери в деревне Скородумка.

 

Спасо-Прилуцкий монастырь Паломническая служба Вологодской епархии Сайт расположен на сервере Россия Православная

Web-мастер
Адрес редакции: 160001, Россия , Вологда, Торговая площадь, 8,
архиерейское Покровское подворье, редакция газеты "Благовестник".
2005 г. Вологодская епархия Русской Православно Церкви (Московский патриархат).